May. 2nd, 2012

olegpaschenko: (Default)

Так и вообще с реальностью: мы думаем, что она такая, а она-то никакая. Сменил браузер, и привет — всяк комментатор радостно усмотрит в этой фразе своё любимое: кто кастанеду, кто буддизм, кто солипсизм [ЛОЛШТО?], кто вообще атеизм [ЛОЛШТО-2?].

Не дождётесь, в данном случае я говорю лишь о т. н. «чувственно воспринимаемой» реальности. А подлинная (Божественная) реальность — фигура умолчания, так как чувственно воспринимаемой не является.

Реальность математических абстракций тоже, например, не является чувственно воспринимаемой — лишь интеллектуально. Гагарин контур замкнул, но интеграла по контуру не видел. Но реальность Божественная не постижима и интеллектуально; дискурсивное мышление, аристотелева логика и проч. — защитная система, предохраняющая нас от перегорания, неизбежного при попытке объять Бога мыслию.

Наши поражённые гордостью, злобой и ленью органы чувств, сигнальные системы, «ризы кожаные», «браузеры перцепции» — суть фильтры, защищающие нас от от обжигающего Света, Огня поядающего реальности Божественной. Наша эмоционально-сенсорная оптика — запачкана. Наши умы как упоротые крысята бегают по замкнутым дискурсивным маршрутам. Наша память коротка. Наша совесть эластична. Наши тела дебелы: теплы, белы, тупы, мягки, толсты и смертны. Поэтому мы в относительной безопасности.

С некоторой натяжкой можно назвать Божественную реальность нравственно воспринимаемой. Ср. «блажени чистии сердцем яко тии Бога узрят» — на современный язык это можно перевести так:

Непосредственное Богосозерцание доступно лишь тому, чьё внутреннее нравственное устроение («чистота сердца») неодолимо влечёт его к прямому жертвенному альтруистическому действию.

Об этом явно свидетельствует Евангелие от Матфея, гл. 25:

Тогда скажет Царь тем, которые по правую сторону Его: приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира:
ибо алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня;
был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне.
Тогда праведники скажут Ему в ответ: Господи! когда мы видели Тебя алчущим, и накормили? или жаждущим, и напоили?
когда мы видели Тебя странником, и приняли? или нагим, и одели?
когда мы видели Тебя больным, или в темнице, и пришли к Тебе?
И Царь скажет им в ответ: истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне.


Нравственное (деятельное) восприятие Божественной реальности осуществляется всегда в пространстве самих вещей, принятия ответственного решения, прямого действия. Результат такой «нравственной перцепции» — не отпечаток на картине мира или на символической плоскости, а реальные последствия, имеющие отношение к жизни и смерти. Кто ищет Бога — тому пожалуйста на Голгофу.

Например, случай с майором Солнце — человек пожертвовал собой, и момент принятия решения и его осуществления был моментом прямого Богообщения. Как можно видеть, в этом нет ни игры ума, ни игры чувств — только прямое действие, приведшее к физической кончине боговидца.

Также Давлатов о молитве:

Настоящая молитва — это не разговор, а действие. И даже мистерия, когда мы сами должны действовать «вместо Него» и «за Него».

Молитва, это когда мы вы приносим жертву, или благословляем, или даем обет, или выполняем должное по Закону или по благодати, или совершаем поминовение, или творим дела милосердия, или прощаем или даже проклинаем. То есть действуем в сфере божественной воли или от имени Бога, становясь божьим инструментом или даже используя Бога, как инструмент.

Предполагается, что Вы действуете в рамках определенного «кредита», соглашения, закона, «во имя Его» (так в греческих юр. текстах обозначалась сторона, обязанная нести расходы). Вы человек, но в рамках Закона и благодати можете благословлять, имеете право предложить жертву, можете прощать или рвать узы, которые связывают вашу жизнь и другие жизни. И все это не просто так, не в вакууме, а в присутствии Бога и за Его счет.

olegpaschenko: (Default)

[livejournal.com profile] in_folio: Год назад в разговоре ты сказал, что с удивлением обнаружил герметичность дизайнерской среды и арт-среды относительно друг друга. То есть существует художественное сообщество, со своей тусовкой, ключевыми фигурами, событиями и так далее, и отдельно и независимо — территория дизайна (и дизайнеров). Как ты считаешь, эта ситуация, когда дизайн выведен за границы искусства или в лучшем случае находится где-то на его далекой периферии, — объективная и незыблемая или она может измениться?

Взаимная герметичность сред обусловлена какими-то органическими вещами: разные люди работают, разные люди занимаются теоретическим обоснованием. Дизайнеры считают современных художников шарлатанами и соглашенцами, и наоборот (пластически — современное искусство, как правило, слабовато; идеологически — дизайн принципиально поверхностен). И, главное, противоположны целеполагания. Не дерзну, однако, исключать возможности некоего симбиоза: например, если дизайн осознает себя телом, а совриск — душой, они воссоединятся, встанут и пойдут. Если образуется какая-то внятная общая цель такой ходьбы, конечно.

Мне очень нравится гройсова идеологема (современное искусство как аскетическая практика, состоящая в сознательном запрете на те или иные изобразительные средства; художество как усвоение факта смертности и ситуации умирания, и прочие красивые вещи); с другой стороны, мне симпатично профессиональное смирение условного «дизайнера» перед поставленной задачей (которая часто приземлена), его способность к эмпатии, умение пожалеть и возлюбить человека, который будет пользоваться результатами его труда, и всё такое. Можно сказать, что хороший художник практикует добродетель монашескую, созерцательную; хороший дизайнер — мирскую, деятельную.

Иначе говоря, дизайн заставляет людей почувствовать себя одетыми, а искусство — голыми.

Но если, например, кто-то оденет потребителя своего продукта в рыболовную сеть, то эти два направления деятельности могут перестать казаться противонаправленными.

Не думаю, что возможно внутреннее развитие художника, оторванное от прагматики. Внутреннее развитие есть практика целенаправленно проясняющегося богосозерцания, а Бог предпочёл не отсиживаться на небесах внутри Троицы, но воплотился, снабжал людей алкоголем на свадьбе в Кане Галилейской и лечил инвалидов. Богообщение, оказывается, ежесекундно доступно каждому (а не только полупрозрачным отшельникам) и осуществляется элементарно: через живую сострадательную деятельность.

Таким образом, как мечтательному, умовому, гностическому вектору современного искусства не повредит порция горячего человеческого мяса, — так, с другой стороны, и дизайнеру не помешает иногда поднять глаза и заглянуть в бездну, отверстую за ширмой, которую он увлечённо расписывает.

Profile

olegpaschenko: (Default)
olegpaschenko

July 2012

S M T W T F S
1 234 5 67
89 10 11121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 20th, 2017 10:41 pm
Powered by Dreamwidth Studios