olegpaschenko: (день мёртвых)

http://f26.ru/f26/ephemera/

Когда человек идёт по жизненной стезе, на обочинах после него остаются окурки и пустые бутылки, вырванные из контекста цитаты и скомканные страницы прочитанных книг, засохшие плевки и капли крови, пота и слёз, осколки надежд и обрывки отношений — и графические файлы, пригодные к просмотру в окне браузера.


olegpaschenko: (Default)



Интервью для сайта «Bang! Bang!»

Я думаю, словом «страшно» можно обозначить эмоцию малого существа, например, человека, наделенного небольшим, ровно на одну вечную жизнь, количеством бытия, — при приближении к одному из двух полюсов: либо к небытию, где бытия вообще нет, либо к Богу, у которого бытия бесконечное количество (как говорится, страшно есть еже впасти в руце Бога живаго).

То есть это вопрос перераспределения бытия как ресурса. Бытие можно сравнить с некоей жидкостью, плещущейся внутри человека. При увеличении напряженности внешнего поля эта жидкость взыгрывает, и человеку делается нехорошо. Или хорошо
etc

olegpaschenko: (слоники помнят)

f26.ru

May. 24th, 2012 05:49 pm
olegpaschenko: (glitch)



сделали сайт F26 — с портфолио, текстами и всей фигнёй

olegpaschenko: (Default)

Ответы на квиз:



  1. 3-я Книга Царств 19,12

  2. Григорий Богослов. Слово 40

  3. Иоанн Дамаскин. Точное изложение православной веры. Книга 1, глава 4

  4. Дионисий Ареопагит. О божественных именах. Глава 7

  5. Дионисий Ареопагит. О таинственном богословии. Глава 2


В пятом отрывке упоминается в характерном контексте Мрак, а это, по-моему, сразу может навести на мысли об авторе. Хотя эмоционально сближается с Симеоном Новым, конечно.

olegpaschenko: (Default)

Воспользовался undo machine™, обесточив ЮВАО на несколько минут (прошу извинить за неудобства).



Как можно видеть, пока герой путешествовал в прошлое, за ним увязался доппельгангер, точнее, доппельшпрингер-доппельхюпфер-доппельрадшлагер. Не совсем «тёмный двойник», просто партнёр, сослуживец, сотаинник. Ну неважно.

Объем набран тем же способом, что и одежда у жёлтого — полоски обычной офисной бумаги, вымоченные в разведённом водой (1:1) клее ПВА-М укладываются на холст, морщатся с помощью мастихина и пальцев. На этот раз пытался добавить в раствор киноварь, чтобы заранее прокрасить бумагу «в массе» — не получилось, краска плавает в клею хлопьями. Странно, я думал, акрил совместим с ПВА на системном уровне, грунт же для акрила готовится на его основе. Или нет?

Вот крупно. То, что похоже на семенную жидкость — на самом деле ПВА-М.





Когда высохнет, фактура будет такая — сухая, шершавая:



olegpaschenko: (Default)

В полусне, когда слышишь громкий звук — про него сразу всё понимаешь правильно. В контексте того, что снилось.

Потом просыпаешься, и уже через две секунды правильно понимать перестаешь, начинаешь понимать неправильно — что это, оказывается, был просто будильник. Но какая разница, что это было? Важно, что тебе лично пора вставать.

Я думаю, точно так же («правильно», в контексте того, что тебе в данный момент снится, и как в связи с этим подобает поступить — а не «неправильно», в смысле, неважно, правда это или нет) следует понимать историю, рассказанную в первых главах книги Бытия, например.

olegpaschenko: (глаза б мои не видели)

небольшой квиз
предлагается, не гугля, угадать, откуда нижеследующие отрывки

1.
…Перед yhwh — мощный могучий ветер, дробящий горы, крушащий скалы; но yhwh не в ветре. Следом за ветром — землетрясение, но yhwh не в землетрясении. Следом за землетрясением — огонь, но yhwh не в огне. А следом за огнем — тонкий звук тишины... [и в нём yhwh]

2.
Не успею помыслить об Едином, как озаряюсь Тремя. Не успею разделить Трех, как возношусь к Единому. Когда представляется мне Единое из Трех, почитаю это целым; Оно наполняет мое зрение, а большее убегает от взора. Не могу объять Его величия, чтобы к оставшемуся придать большее. Когда совокупляю в умосозерцании Трех, вижу единое светило, не умея разделить или измерить соединенного света.

3.
Итак, Он беспределен и непостижим, и одно в Нем постижимо – Его беспредельность и непостижимость. А то, что мы говорим о Нем утвердительно, показывает нам не естество Его, но то, что относится к естеству… Ибо Он не есть что-либо из числа вещей существующих, не потому, чтобы вовсе не существовал, но потому что превыше всего существующего, превыше даже самого бытия. Ибо если познание имеет предметом своим вещи существующие, то уже то, что выше познания, конечно, выше и бытия, и снова: то, что превышает бытие, то выше и познания.

4.
Ему свойственны и разумение, и смысл, и знание, и осязание, и чувство, и мнение, и воображение, и имя, и все прочее, и Он и не уразумеваем, не осознаваем, не называем. И Он не есть что-то из сущих, и ни в чем из сущих не познается. И Он есть «все во всем» и ничто ни в чем, и от всего всеми Он познается, и никем ни из чего.

5.
Как горю я желанием достичь этого Мрака, дабы неведением и невидением узреть и познать Того, Кто превосходит созерцание и познание даже в невидении и в неведении! Ведь истинное познание, созерцание и сверхъестественное славословие Сверхъестественного — это именно неведение и невидение, достигаемое (постепенным) отстранением от всего сущего, наподобие того, как ваятели, вырубая из цельного камня статую и устраняя все лишнее, что застилало чистоту ее сокровенного лика, тем самым только выявляют ее утаенную даже от себя самой красоту.

слои

May. 18th, 2012 04:29 pm
olegpaschenko: (Default)

Тем временем жонглёр услаивается. Фон уже примерно пятислойный, наверное. Причём я смотрю на фотографию двух-трёх итераций назад и с сожалением думаю, что надо было остановиться тогда, когда были клёвые чёрные лоскуты и царапины справа:



Акрил очень интересен, но я его всё ещё не понимаю, мы не друзья и не партнёры — скорее это похоже на игру в шахматы: он наступает, я в защите. Вот мне бы хотелось, например, чтобы марс чёрный имел такую же консистенцию (размазываемость, укрывистость и скорость высыхания), как белила титановые, а лучше — белила титановые в смеси с охрой, я бы тогда взял две краски и работал ими лессировочно, как Dodge и Burn в фотошопе. Но нет: чёрный марс либо некрасиво сворачивается и вообще ничего не кроет, если его разбавлять и писать по сухому, — либо просто всё под собой аннигилирует, если класть его мастихином. Вот я вчера психанул и «испортил картину», это было два хода назад:



Пришлось замазывать тряпочкой, пропитанной белилами и охрой. Сейчас так:



Конца ещё не видно. C фоном надо что-то делать. Это были жалобы на жизнь, которая тяжела.

olegpaschenko: (Default)

это картинка, подаренная друзьям на свадьбу два года тому назад
холст, акрил, горошек, лайм



из желудка рыба
говорит спасибо

olegpaschenko: (smpsn)

У меня подо львом сломался Painter 12 (не запускается, please reinstall from original source), поэтому вот натурализация «жонглёра кровяными тельцами».



хлопок, акрил, пва )



прдлжн слдт

vertebrae

May. 13th, 2012 02:06 am
olegpaschenko: (Default)
А посоветуйте, у кого есть, хорошего мануального костоправа. У мамы проблемы с позвоночником. Только хорошего. Я слыхал, что нехороший мануальщик может причинить пациенту паралич скажите пожалуйста. В связи с этим возник термин «остеопат», который якобы как мануальщик, только безопасен, но мне неизвестно, что это такое.

Короче говоря, буду призн-н.
olegpaschenko: (Default)



почему смерти боитесь?

olegpaschenko: (Default)

[livejournal.com profile] in_folio: Год назад в разговоре ты сказал, что с удивлением обнаружил герметичность дизайнерской среды и арт-среды относительно друг друга. То есть существует художественное сообщество, со своей тусовкой, ключевыми фигурами, событиями и так далее, и отдельно и независимо — территория дизайна (и дизайнеров). Как ты считаешь, эта ситуация, когда дизайн выведен за границы искусства или в лучшем случае находится где-то на его далекой периферии, — объективная и незыблемая или она может измениться?

Взаимная герметичность сред обусловлена какими-то органическими вещами: разные люди работают, разные люди занимаются теоретическим обоснованием. Дизайнеры считают современных художников шарлатанами и соглашенцами, и наоборот (пластически — современное искусство, как правило, слабовато; идеологически — дизайн принципиально поверхностен). И, главное, противоположны целеполагания. Не дерзну, однако, исключать возможности некоего симбиоза: например, если дизайн осознает себя телом, а совриск — душой, они воссоединятся, встанут и пойдут. Если образуется какая-то внятная общая цель такой ходьбы, конечно.

Мне очень нравится гройсова идеологема (современное искусство как аскетическая практика, состоящая в сознательном запрете на те или иные изобразительные средства; художество как усвоение факта смертности и ситуации умирания, и прочие красивые вещи); с другой стороны, мне симпатично профессиональное смирение условного «дизайнера» перед поставленной задачей (которая часто приземлена), его способность к эмпатии, умение пожалеть и возлюбить человека, который будет пользоваться результатами его труда, и всё такое. Можно сказать, что хороший художник практикует добродетель монашескую, созерцательную; хороший дизайнер — мирскую, деятельную.

Иначе говоря, дизайн заставляет людей почувствовать себя одетыми, а искусство — голыми.

Но если, например, кто-то оденет потребителя своего продукта в рыболовную сеть, то эти два направления деятельности могут перестать казаться противонаправленными.

Не думаю, что возможно внутреннее развитие художника, оторванное от прагматики. Внутреннее развитие есть практика целенаправленно проясняющегося богосозерцания, а Бог предпочёл не отсиживаться на небесах внутри Троицы, но воплотился, снабжал людей алкоголем на свадьбе в Кане Галилейской и лечил инвалидов. Богообщение, оказывается, ежесекундно доступно каждому (а не только полупрозрачным отшельникам) и осуществляется элементарно: через живую сострадательную деятельность.

Таким образом, как мечтательному, умовому, гностическому вектору современного искусства не повредит порция горячего человеческого мяса, — так, с другой стороны, и дизайнеру не помешает иногда поднять глаза и заглянуть в бездну, отверстую за ширмой, которую он увлечённо расписывает.

olegpaschenko: (Default)

Так и вообще с реальностью: мы думаем, что она такая, а она-то никакая. Сменил браузер, и привет — всяк комментатор радостно усмотрит в этой фразе своё любимое: кто кастанеду, кто буддизм, кто солипсизм [ЛОЛШТО?], кто вообще атеизм [ЛОЛШТО-2?].

Не дождётесь, в данном случае я говорю лишь о т. н. «чувственно воспринимаемой» реальности. А подлинная (Божественная) реальность — фигура умолчания, так как чувственно воспринимаемой не является.

Реальность математических абстракций тоже, например, не является чувственно воспринимаемой — лишь интеллектуально. Гагарин контур замкнул, но интеграла по контуру не видел. Но реальность Божественная не постижима и интеллектуально; дискурсивное мышление, аристотелева логика и проч. — защитная система, предохраняющая нас от перегорания, неизбежного при попытке объять Бога мыслию.

Наши поражённые гордостью, злобой и ленью органы чувств, сигнальные системы, «ризы кожаные», «браузеры перцепции» — суть фильтры, защищающие нас от от обжигающего Света, Огня поядающего реальности Божественной. Наша эмоционально-сенсорная оптика — запачкана. Наши умы как упоротые крысята бегают по замкнутым дискурсивным маршрутам. Наша память коротка. Наша совесть эластична. Наши тела дебелы: теплы, белы, тупы, мягки, толсты и смертны. Поэтому мы в относительной безопасности.

С некоторой натяжкой можно назвать Божественную реальность нравственно воспринимаемой. Ср. «блажени чистии сердцем яко тии Бога узрят» — на современный язык это можно перевести так:

Непосредственное Богосозерцание доступно лишь тому, чьё внутреннее нравственное устроение («чистота сердца») неодолимо влечёт его к прямому жертвенному альтруистическому действию.

Об этом явно свидетельствует Евангелие от Матфея, гл. 25:

Тогда скажет Царь тем, которые по правую сторону Его: приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира:
ибо алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня;
был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне.
Тогда праведники скажут Ему в ответ: Господи! когда мы видели Тебя алчущим, и накормили? или жаждущим, и напоили?
когда мы видели Тебя странником, и приняли? или нагим, и одели?
когда мы видели Тебя больным, или в темнице, и пришли к Тебе?
И Царь скажет им в ответ: истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне.


Нравственное (деятельное) восприятие Божественной реальности осуществляется всегда в пространстве самих вещей, принятия ответственного решения, прямого действия. Результат такой «нравственной перцепции» — не отпечаток на картине мира или на символической плоскости, а реальные последствия, имеющие отношение к жизни и смерти. Кто ищет Бога — тому пожалуйста на Голгофу.

Например, случай с майором Солнце — человек пожертвовал собой, и момент принятия решения и его осуществления был моментом прямого Богообщения. Как можно видеть, в этом нет ни игры ума, ни игры чувств — только прямое действие, приведшее к физической кончине боговидца.

Также Давлатов о молитве:

Настоящая молитва — это не разговор, а действие. И даже мистерия, когда мы сами должны действовать «вместо Него» и «за Него».

Молитва, это когда мы вы приносим жертву, или благословляем, или даем обет, или выполняем должное по Закону или по благодати, или совершаем поминовение, или творим дела милосердия, или прощаем или даже проклинаем. То есть действуем в сфере божественной воли или от имени Бога, становясь божьим инструментом или даже используя Бога, как инструмент.

Предполагается, что Вы действуете в рамках определенного «кредита», соглашения, закона, «во имя Его» (так в греческих юр. текстах обозначалась сторона, обязанная нести расходы). Вы человек, но в рамках Закона и благодати можете благословлять, имеете право предложить жертву, можете прощать или рвать узы, которые связывают вашу жизнь и другие жизни. И все это не просто так, не в вакууме, а в присутствии Бога и за Его счет.

olegpaschenko: (Default)

Есть такой раздел современного цыфроваго искусства, именуемый browser art:

Например, браузер по фамилии Шреддер шинкует веб как капусту: вводишь урль и видишь неприятную правду о твоих привычных «сайтах»; или браузер, поименованный Noumena: ему скармливается html-код, а он его преобразует в аски-текст, из которого по некоему прихотливому закону извелекается #abcdef-шестнадцатиричный код цвета и какой-то питч (нота); и, заходя на сайт, мы видим цветной прямоугольник, пищащий соответствующим звуком. Пронизительнейше.

Мы привыкли к тому, что веб выглядит так, как мы его употребляем при посредстве конвенционального браузера, хрома, сафари, фаерфокса; а на самом деле веб не выглядит никак. Он просто есть. Это цыфры.

Так и вообще с реальностью: мы думаем, что она такая, а она-то никакая. Сменил браузер, и привет.

Как смог, так и написал. Идите нафик.

olegpaschenko: (маска)


Joaсhim Luetke. Шокирующий танец в сакральном пространстве под скрывающей лицо маской, 2004

С. А. Иванов. Блаженные похабы. Культурная история юродства

С нашей точки зрения, юродства не бывает без провокации и агрессии. Под «провокацией» мы понимаем сознательное выстраивание ситуации, вынуждающей кого-либо поступать так, как тот не собирался. «Агрессией» мы называем активность, «взрывающую» устоявшиеся отношения между людьми, нарушающую status quo и самим объектом агрессии воспринимаемую как недружественную.

Почему юродствует юродивый? Поскольку, как уже говорилось, наше исследование предпринимается с историко–культурных позиций, вопрос этот можно переформулировать так: что заставляет социум усматривать святость за безумием или дебошем? Даже для тех, кто признает существование святых как некую априорную данность, нелегко ответить на вопрос, зачем юродивый покушается на христианские нормы, искушая «малых сих». Ведь известно, что «невозможно не придти соблазнам, но горе тому, через кого они приходят» (Лк. 17:1). Заведомо гораздо более удивительным предстает этот феномен, если исходить из того, что сам «возмутитель спокойствия» есть плод мифотворчества православной культуры. Зачем же она его породила? На этот вопрос и призвана ответить данная работа.

Разговоры же о «постмодернистском» характере юродства вообще — выдают полное непонимание обоих этих феноменов: постмодернизм характеризуется сущностным, глобальным размыванием основ бытия, тотальной гибелью смыслов при некотором сохранении поверхностной текстовой благопристойности. С юродством все ровно наоборот: поверхностная развинченность прикрывает ослепительное сияние единственно возможного Смысла.

Юродское обличение направлено не только против человеческих грехов и забвения христианских заповедей. Его главная задача — напоминать об эсхатологической сути христианства. Юродивый хочет взорвать мир, потому что тот «тепл, а не горяч и не холоден» (Откр. 3:16). В юродстве культура ведет себя подобно человеку, надавливающему на больной зуб, лишь только тот немножко перестает болеть, и предпочитающему однозначность боли обманчивой надежде на выздоровление. Такой «зубной болью» является необходимость уживаться с несовершенным миром: утихание этой боли означало бы незаметное (и, что уж там, заманчивое!) примирение с ним, а мазохистское стремление разбередить рану соответствует постоянной готовности вновь и вновь разрывать путы земного существования.

Чтобы пробиться к последней правде, на многое можно пойти. Религиозный философ и историк Лев Карсавин писал: «Кроме адского огня, нет силы, которая могла бы уничтожить нечестие и ложь, скрывающиеся под маской богословского благополучия и религиозной слюнявости. Одна лишь Истина не боится адского глума». Этим глумом и занимается юродивый. У него свой взгляд на проблему добродетели и греха. Для него «добро» никак не связано с обыденным представлением о том, что такое хорошо.

Видимо, причину невероятной актуальности юродства [в России] надо искать — если вообще на сей счет позволительно делать какие‑либо умозаключения — в ориентации русской культуры на Абсолют, скрывающийся за обманчивым фасадом реальности.



Михаэль Вольгемут. Шокирующий танец в сакральном пространстве без каких-либо масок, 1493

Мягкие ткани лица, подумал я, — маска, прячущая правду. Подводя примитивный итог: и юрод, и постмодернист разрушают конструкции и нарушают конвенции, но по-разному.

Оба —ныряют […]
в густое смрадное говно
и вниз четыре километра…


Только для юрода ...и что-то светитса на дне — а постмодернисту ничо не светитса, он просто резвится в пучине ради интеллектуального удовольствия.

olegpaschenko: (глаза б мои не видели)

Истинно-Катакомбная Апостольская Автономная Зона Психологического Комфорта

olegpaschenko: (я всё вижу)

Здрасьте, это я, бывший cmart.

К делу. Студия F26 нуждается в высококачественном «техдизайнере» — умном и добром человеке, который не только всё прекрасно знает про светотень, колористику, композицию и прочий изобразительный deep math — но и уверенно владеет графическими редакторами, умеет делать чистую и красивую графику, в том числе «кнопочки» унд «плашечки», способен на сложную ретушь и всё такое.

Тестовое задание такое. Ниже — эскиз социальной рекламы для благотворительного фонда «Право матери» (автор эскиза — Илларион Гордон). Требуется воспроизвести этот сюжет фотореалистично, то есть в жанре «фестивального рекламного принта»: женщина должна быть живой, весы — металлическими и так далее. Композицию можно менять. Надо сделать картинку и типографику.

Финальный размер изображения — 2000 × 3000 пикселей; формат — JPG.



Присылайте результаты, сопровождая их рассказом о себе и ссылкой на портфолио, мне на адрес cmart@f26.ru.

olegpaschenko: (Default)

Я не успел к празднику закончить живой акриловый римейк вот этого, покажу хотя бы CG-эскиз. То есть это сфотографирован незаконченный холст и в фотошопе прикидывалось, что будет делаться дальше.



Profile

olegpaschenko: (Default)
olegpaschenko

July 2012

S M T W T F S
1 234 5 67
89 10 11121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 28th, 2017 12:39 am
Powered by Dreamwidth Studios