olegpaschenko: (день мёртвых)

http://f26.ru/f26/ephemera/

Когда человек идёт по жизненной стезе, на обочинах после него остаются окурки и пустые бутылки, вырванные из контекста цитаты и скомканные страницы прочитанных книг, засохшие плевки и капли крови, пота и слёз, осколки надежд и обрывки отношений — и графические файлы, пригодные к просмотру в окне браузера.


olegpaschenko: (Default)



Интервью для сайта «Bang! Bang!»

Я думаю, словом «страшно» можно обозначить эмоцию малого существа, например, человека, наделенного небольшим, ровно на одну вечную жизнь, количеством бытия, — при приближении к одному из двух полюсов: либо к небытию, где бытия вообще нет, либо к Богу, у которого бытия бесконечное количество (как говорится, страшно есть еже впасти в руце Бога живаго).

То есть это вопрос перераспределения бытия как ресурса. Бытие можно сравнить с некоей жидкостью, плещущейся внутри человека. При увеличении напряженности внешнего поля эта жидкость взыгрывает, и человеку делается нехорошо. Или хорошо
etc

olegpaschenko: (слоники помнят)

f26.ru

May. 24th, 2012 05:49 pm
olegpaschenko: (glitch)



сделали сайт F26 — с портфолио, текстами и всей фигнёй

olegpaschenko: (Default)

Есть такой раздел современного цыфроваго искусства, именуемый browser art:

Например, браузер по фамилии Шреддер шинкует веб как капусту: вводишь урль и видишь неприятную правду о твоих привычных «сайтах»; или браузер, поименованный Noumena: ему скармливается html-код, а он его преобразует в аски-текст, из которого по некоему прихотливому закону извелекается #abcdef-шестнадцатиричный код цвета и какой-то питч (нота); и, заходя на сайт, мы видим цветной прямоугольник, пищащий соответствующим звуком. Пронизительнейше.

Мы привыкли к тому, что веб выглядит так, как мы его употребляем при посредстве конвенционального браузера, хрома, сафари, фаерфокса; а на самом деле веб не выглядит никак. Он просто есть. Это цыфры.

Так и вообще с реальностью: мы думаем, что она такая, а она-то никакая. Сменил браузер, и привет.

Как смог, так и написал. Идите нафик.

olegpaschenko: (я всё вижу)

Здрасьте, это я, бывший cmart.

К делу. Студия F26 нуждается в высококачественном «техдизайнере» — умном и добром человеке, который не только всё прекрасно знает про светотень, колористику, композицию и прочий изобразительный deep math — но и уверенно владеет графическими редакторами, умеет делать чистую и красивую графику, в том числе «кнопочки» унд «плашечки», способен на сложную ретушь и всё такое.

Тестовое задание такое. Ниже — эскиз социальной рекламы для благотворительного фонда «Право матери» (автор эскиза — Илларион Гордон). Требуется воспроизвести этот сюжет фотореалистично, то есть в жанре «фестивального рекламного принта»: женщина должна быть живой, весы — металлическими и так далее. Композицию можно менять. Надо сделать картинку и типографику.

Финальный размер изображения — 2000 × 3000 пикселей; формат — JPG.



Присылайте результаты, сопровождая их рассказом о себе и ссылкой на портфолио, мне на адрес cmart@f26.ru.

olegpaschenko: (Default)

Многим не нравится, но кому нравится, тот силится понять — почему? «В лучших традициях философии глитч визуально утверждает, что мир вокруг человека не готов, мир делается каждую секунду личным присутствием, мир творится в процессе и человек непосредственно участвует в творении»; а также: «глитч-арт – здесь приобретает двойной эстетический смысл как искусство. Во-первых – это символ нашего прошлого. Школы, которую мы прошли, когда учились создавать цифровые системы... Во-вторых – это символ Трансгрессии сознания людей. Переход к восприятию себя и машин – осознание красоты цифрового кода и технологии... Вот он глитч-арт – маленькая приоткрытая ширма – разрыв настоящего в прошлое и будущее».

Ещё, возможно, это отражение глобальной компенсаторной тенденции: человечество заглянуло в свое «цифровое будущее», ясно увидело там технологическую сингулярность, полное размытие границ индивидуальности, уничтожение приватности, цифровое человекобожие, полную победу релятивизма и прочее — и ужаснулось: «не понесу!» И теперь полуосознанно начинает робкую войну, не войну даже, а протестное движение (в данном случае это как бы адресованный Молоху технологий и потребления стейтмент: дескать, мы уже готовы отказаться от потребления «качественной картинки», — а если что, откажемся и от потребления вообще как такового, и тогда тебе кирдык, и капитализму твоему кирдык). Появление мини-сериала «Черное зеркало», например, отражает ту же тенденцию. (Наверное.)


Glitch News

olegpaschenko: (smpsn)

В связи с поводом, данным [livejournal.com profile] ittarma.


Bo Bartlet. Tender, 1993

Бес уныния, который также называется «полуденным» (Пс. 90: 6), есть самый тяжелый из всех бесов. Он приступает к монаху около четвертого часа и осаждает его вплоть до восьмого часа. Прежде всего, этот бес заставляет монаха замечать, будто солнце движется очень медленно или совсем остается неподвижным и день делается словно пятидесятичасовым. Затем бес [уныния] понуждает монаха постоянно смотреть в окна и выскакивать из келлии, чтобы взглянуть на солнце и узнать, сколько еще осталось до девяти часов, или для того, чтобы посмотреть, нет ли рядом кого-либо из братии. Еще этот бес внушает монаху ненависть к [избранному] месту, роду жизни и ручному труду, а также [мысль] о том, что иссякла любовь и нет никого, [кто мог бы] утешить его… И, как говорится, он пускается на все уловки, чтобы монах покинул келлию и бежал со [своего] поприща» (Авва Евагрий Понтийский. Слово о духовном делании, 12)

+
Когда... наступает жаркий полдень, Пан удаляется в густую чащу леса или в прохладные гроты и там отдыхает. Опасно беспокоить тогда Пана. Он вспыльчив, он может в гневе послать тяжелый, давящий сон, он может, неожиданно появившись, испугать потревожившего его путника. Наконец, он может наслать и панический страх, такой ужас, когда человек опрометью бросается бежать, не разбирая дороги, не замечая, что бегство грозит ему неминуемой гибелью (А. Кун. Что рассказывали греки и римляне о своих богах и героях)

+
Я задремал, но вдруг проснулся. Мне стало вдруг страшно. И как это часто бывает, проснулся испуганный, оживленный... Вдруг представилось, что мне не нужно ни за чем в эту даль ехать, что я умру тут в чужом месте. И мне стало жутко…

Я вышел в коридор, думая уйти от того, что мучило меня. Но оно вышло за мной и омрачило все. Мне так же, еще больше страшно было. «Да что это за глупость, — сказал я себе. — Чего я тоскую, чего боюсь.» — «Меня, — неслышно отвечал голос смерти. — Я тут». Мороз продрал меня по коже. Да, смерти. Она придет, она вот она, а ее не должно быть. Если бы мне предстояла действительно смерть, я не мог бы испытывать того, что испытывал, тогда бы я боялся. А теперь и не боялся, а видел, чувствовал, что смерть наступает, и вместе с тем чувствовал, что ее не должно быть. Все существо мое чувствовало потребность, право на жизнь и вместе с тем совершающуюся смерть, а ее не должно быть. И это внутреннее раздирание было ужасно. Я попытался стряхнуть этот ужас. Я нашел подсвечник медный с свечой обгоревшей и зажег ее. Красный огонь свечи и размер ее, немного меньше подсвечника, все говорило то же. Ничего нет в жизни, а есть смерть, а ее не должно быть. Я пробовал думать о том, что занимало меня: о покупке имения, о жене — ничего не только веселого не было, но все это стало ничто. Все заслонял ужас за свою погибающую жизнь. Надо заснуть. Я лег было. Но только что улегся, вдруг вскочил от ужаса. И тоска, и тоска, такая же духовная тоска, какая бывает перед рвотой, только духовная. Жутко, страшно, кажется, что смерти страшно, а вспомнишь, подумаешь о жизни, то умирающей жизни жалко. Как-то жизнь и смерть сливались в одно. Что-то раздирало мою душу на части и не могло разодрать. Еще раз прошел посмотрел на спящих, еще раз попытался заснуть, но все тот же ужас красный, белый, квадратный. Рвется что-то, а не разрывается (Л. Н. Толстой. Записки сумасшедшего)

+
Есть особый страх послеполуденных часов, когда яркость, тишина и зной приближаются к пределу, когда Пан играет на дудке, когда день достигает своего полного накала.

В такой день вы идете по лугу или через редкий лес, не думая ни о чем. Беззаботно летают бабочки, муравьи перебегают дорожку, и косым полетом выскакивают кузнечики из—под ног. День стоит в своей высшей точке.

Тепло и блаженно, как ванне. Цветы поражают вас своим ароматом. Как прекрасно, напряженно и свободно они живут! Они как бы отступают, давая вам дорогу, и клонятся назад. Всюду безлюдно, и единственный звук, сопровождающий вас, это звук собственного, работающего внутри сердца.

Вдруг предчувствие непоправимого несчастья охватывает вас: время готово остановиться. День наливается свинцом. Каталепсия времени! Мир стоит перед вами как сжатая судорогой мышца, как остолбеневший от напряжения зрачок. Боже мой, какая запустелая неподвижность, какое мертвенное цветение кругом! Птица летит в небе и с ужасом вы замечаете: полет ее неподвижен. Стрекоза схватила мошку и отгрызает ей голову; и обе они, стрекоза и мошка, совершенно неподвижны. Как же я не замечал до сих пор, что в мире ничего не происходит и не может произойти, он был таким и прежде и будет во веки веков. И даже нет ни сейчас, ни прежде, ни — во веки веков. Только бы не догадаться о самом себе, что и сам окаменевший, тогда все кончено, уже не будет возврата. Неужели нет спасения из околдованного мира, окостеневший зрачок поглотит и вас? С ужасом и замиранием ждете вы освобождения взрыва. И взрыв разражается.

— Взрыв разражается?

— Да, кто-то зовет вас по имени. (Л. Липавский. Указ)

+
В полдень же... ровно в полдень еще страшнее. Оглядишь кругозор. Стоят в застывшем воздухе сухие испарения пашен: то земля «горит», говорят крестьяне. Знойные дыхания земли не колыхнутся. Беспощадное светило прибивает к растрескавшейся, обезвлажненной почве каждый лист, давит потоками тяжелого света: то небосвод льет ливень расплавленного золота. Даже пыль не пылит, — гнетет и ее, покорную, стопудовый гнет. Тяжко и жутко. В безвольном ужасе молчит все, истомное, притихшее пред мощным Молохом... лишь бы минул томительный час. Побежишь — и гонится, гонится кто-то. Крикнуть хочешь — не смеешь. Да и не ты один: вся тварь ушла в себя, вся тварь, замерши, ждет. Кажется, «бес полуденный» не ласковей «беса полуночного». Не моя это мистика. Боюсь ее. Ни ночью, ни днем не раскроется душа. И не хотелось бы умирать в эти жуткие часы (П. Флоренский. На Маковце)

+
Я ждал. Горка песка беззвучно рассыпалась и легла у моих ног. В смятении я обернулся.

Матери не было видно в окне, а вскочить, побежать к ней я не смел.

Тишина все длилась. Только маленькие пологие волны залива равномерно набегали и отбегали; набегали и отбегали, чуть слышно звеня, оставляя влажный след на песке. Был полный штиль.

Полный штиль был и внутри меня. Я затаил дыхание. Только ровно, сильно тукало сердце.

Сколько времени это длилось, я не смог бы сказать.

Теперь-то я хорошо знаю, что это за тишина. Она наступает на переломе знойного летнего дня, в полуденные часы. Утомленные жарой смолкают птицы; хищники, с рассвета парившие в небе на своих распластанных крыльях, прячутся в тень; рыба перестает играть на зеркале рек и прудов — глубже уходит в темные подводные заросли, и даже кувшинки прячут под воду свои желтые и белые чашечки. Зной. Безветрие. Солнце стоит отвесно. И чем жарче день, тем удивительнее это затишье, наступающее в природе. Почувствовать его можно только в лесу, в поле, на море, — в городе оно незаметно (В. Бианки. Уммб!)



Ryan McGinley. Falling (Sand), 2007

подумал, что к офисным насельникам тот же гнилой демон приходит под именем Прокрастинация — только у них, в отличие от монахов и писателей, сигнальные системы настолько зашумлены, и общая духовная дебелость такова, что никакого ужаса они не испытывают, а просто как сомнабулы часами рефрешат ленту и ставят лайки, например. Вот как я сейчас.

olegpaschenko: (следите за руками)

olegpaschenko: (только мой мозг)

st.vlntn

Feb. 14th, 2012 04:44 pm
olegpaschenko: (Default)

У всех интернетов сегодня международный праздник ханжества, цинизма, спеси, превозношения, снобизма, мизантропии и национально-религиозного триумфализма, — который мы не отмечаем, уж извините. Поэтому утром, вместо того, чтобы ехать на работу, заперся в ванной с ойпадом и сделал для жены «валентинку».



Непростая задача. Во-первых, неудобно сидеть на краю ванны. Во-вторых, экран запотевает. В-третьих, оказывается, не существует приложения, в котором можно сделать всё сразу, как в фотошопе, поэтому для каждой следующей операции приходилось лезть в AppStore и устанавливать что-то специализированное. Таким образом: базовую картинку (это было некое как бы условно реалистичное сердце) сделал в Wurm, глитча подпустил в Satromizer, потом открыл в Adobe Photoshop Express (совершенно бессмысленное приложение, поэтому сразу закрыл), затем какие-то эффекты в Pixlromatic и PhotoForge2, текст наложен в A+ Signature. И всё это какое-то игрушечное, воля ваша. Или я не там искал.

Поздравляю [livejournal.com profile] yanah, в которую влюблён.

cyberkitsch

Feb. 6th, 2012 09:11 pm
olegpaschenko: (слоники помнят)

http://www.looo.ch/2012-01/736-cyberkitsch

Сегодня, кажется, все уже притомились от прагматичного цинизма нулевых )

Подобно социальным волнениям, вдохновлявшим мир в 2011-м, киберкитч является ещё одним симптомом того, что у застоя нулевых – жидкий стул.


Всё так. Правда, кажется, явление глубже, чем ностальгия 2000-х по 1990-м. Тут уж скорее тоска постмодерна по модерну. «Девяностые» — это такой символический субститут для «модерна».

f26reel

Feb. 6th, 2012 07:03 pm
olegpaschenko: (Default)

вот наш ролик



В ролях — разные работы из портфолио студии F26
Графика — F26
Монтаж и эффекты — Елена Deernova, Антон Басистов
Музыка — Акафист by Sphaera Octava

olegpaschenko: (юность)

Мама снова стала много рисовать, и я попросил её отсканировать старые листы, которые большое в детстве на меня произвели впечатление (и, очевидно, «оказали влияние»). Всё — обложки или книжная иллюстрация, гуашь и тушь на картоне. Около 1962–1964 гг. Это только малая часть.









ещё шесть )




А это просто картины, техника та же, и тоже 1962–1964 гг.:








А вот это уже из новых. Их много, но надо переснимать на нормальную зеркалку, а не на телефон; эта — единственная, которая вышла в фокусе (но в центре засветка).





olegpaschenko: (следите за руками)

Tech Drama


Окончание, начало — здесь, здесь, здесь, здесь и здесь.

Окончился наш интенсив. Протагонист убил Дракона в себе и за пределами себя, вернулся домой, воссоединился с возлюбленной и вернул Артефакт. Что же это был за макгаффин такой треугольный, никто так толком и не понял, но вот один из студентов, отчасти ёрничая, пишет: «Артефакт найден. И это Любовь»; и то правда, ведь каждому известно, что Любовь троична: «треугольник — это 3 участника: герои и их будущий ребенок!» — поясняет студент (и получает три лайка от публики, по числу углов).


Ярослав Кирсанов

Интенсив вышел немного в жанре коллективной арт-терапии: многие (я, кстати, в том числе) осуществили личную трансгрессию как в плане инструментальном, так и в прочих планах, а также в целом взбодрились. Тут надо заметить, что, например, «глитч» — инструмент настолько соблазнительный и мощный, что при неосторожном обращении может совершенно уничтожить индивидуальную манеру автора, — но кажется, что в данном случае никто не провалился в эту яму.


Алексей Сабанцев


Александр Русинов


Анна Канаева

Ещё раз подчеркну: это ↑↓ (и прочее под этим тэгом) — учебные работы, плоды формальных упражнений в жёстко заданном преподавателем формате, фиксирующие наши со студентами совместные попытки нащупать способ передавать смыслы на визуальном языке, который в нашу перепостмодернистскую, по слову Л. С. Рубинштейна, эпоху полностью разрушен (огрублю для ясности: в эпоху, когда сама по себе Джоконда уже не имеет никакой собственной семантики, а ценна как материал для фотожаб или как фон для фоток в жанре «я в Лувре»). Это есть действительное состояние культуры — и в признании этого факта я вижу проявление трезвости. Что ж, в таких условиях можно рвать на себе волосы и констатировать «последние времена», а можно чуть напрячься, взять себя в руки — и говорить о важных вещах и на таком дробящемся и умирающем языке: например, о любви, об отваге, о смерти, о всяком таком. Возможна ли проповедь оркам? Убеждён, что необходима, и что у нас нет права гнушаться чёрным наречием, раз уж в Мордоре понимают только его, тем более, что и сам проповедник — орк.

Ещё наблюдение. Многие работы почему-то — задачи такой не стояло — прекрасно вписываются в формат обложки музыкального диска, хотя этот жанр вымирает (30 лет тому назад это был LP-конверт 30 × 30 см, 12 лет назад — CD-кавер 12 × 12 см, сегодня это маленький цветной квадратик размером с экран MP3-плеера, завтра он сожмётся в точку и коллапсирует), а вот поди ж ты.

Вот, например, эпичный постхардкор с виолончелью, треки по 25 минут:


Анна Юрьева

А вот бесчеловечная глитч-электроника:


Анна Юрьева

Вот атмосферный блэк или блэкгейз:


Александр Драгин

Ну или вот, блэк тоже (а [livejournal.com profile] rootsmanilov говорит, что сладж):


Неустановленный автор

Возможны варианты, разумеется. Ну всё, пока.


olegpaschenko: (Default)

Tech Drama


Продолжение, начало — здесь, здесь, здесь и здесь.

Герой встречается с Драконом. Задание состояло в том, чтобы изготовить абстрактную композицию, аллегорически изображающую внутреннее эмоциональное и духовное состояние автора в предпоследний день интенсива, причём запрещалось использовать символы (череп и кости, пронзённое стрелой сердце, солнышко, кинжал и проч.), а фигуративность следовало свести к минимуму. Работы присылались без подписи, их через проектор выводили на экран, а затем всей группой пытались проанализировать.

Как и следовало ожидать, битва с Драконом начинается, происходит и завершается не где-нибудь, а в сердце драконоборца, и заключается, главным образом, в попытке умерщвления своего «ветхого человека», дабы высвободить сияющее ядро личности.

Вот некоторые из работ.












Хочется верить, что наши победили.

Остальные работы — в сообществе. Окончание следует.

olegpaschenko: (Default)

Tech Drama


Продолжение, начало — здесь, здесь и здесь.

Повергнув в прах Разбойников, Протагонист продолжает путь. Саднят костяшки кулаков, сердце прыгает как каучуковый мячик и т. п. — но сражение позади, и, казалось бы, можно отдохнуть. Однако Небесный Промыслитель не склонен к поблажкам: неожиданно Герой сталкивается с необходимостью противостоять опасности гораздо более тонкой и серьёзной, нежели нападение лихих людишек, ведь на этот раз требуется проявить не просто воинскую доблесть и навыки рукопашного боя, но — верность. Верность своей центральной мотивации и конкретному человеку.

Разлучница, хоть и имеет отчётливо демонические черты, в то же время действует в рамках Промысла — без её вмешательства было бы невозможным окончательное отсечение Героем своего прошлого, рождение новой жизни и кристаллизация смысла. Метафизическое основание этой фигуры в каком-то отношении роднит её с богиней Кали — «тёмной и яростной ипостасью Парвати, темной Шакти, разрушительного аспекта Шивы».

Встреча с Разлучницей — последнее искушение Протагониста перед финальной дракономахией.

Формальное упражнение на эту тему: проиллюстрировать событие, используя преподанные в ходе интенсива приёмы и ходы (например, некоторые глитч-клише или абстрактное формообразование в Cinema4D). Хотя рамки были жёсткими, каждая работа несёт на себе отчётливый отпечаток авторских манеры и характера, что вполне нормально, хорошо и прекрасно.


Иван Нецаревич (Владимир Гойденко). Разлучница


Афигения Разлучница (Алёна Ковязина). Автопортрет


Robber The-First (Анна Канаева). Разлучница


Keepe R Ofthe Treasures (Александр Драгин). Разлучница


Разбойник-два Гваздичкин (Александр Газдинский). Разлучница


Моралес Инкогнито (Мария Павлова). Соблазнительница-разлучница


Robber The-First (Анна Канаева). Встреча с Разлучницей


Keepe R Ofthe Treasures (Александр Драгин). Окончание встречи Героя с Разлучницей

Остальные работы — в сообществе. Продолжение следует.

olegpaschenko: (Default)

Tech Drama


Продолжение, начало — здесь и здесь.

Следующий своим скорбным маршрутом Протагонист подвергается в пустыне нападению Разбойников. Намерения их недвусмысленны, а мотивы — казалось бы, примитивны; но публика, конечно, понимает, что не всё так просто.

К счастью, Протагонист вовремя впадает в состояние амок и, скажем так, справляется с ситуацией.

В течение двух часов слушатели интенсива обменивались графическими фантазиями о том, как это происходило: на каждую картинку давалось 10 минут, потом гремел гонг, и каждый пересаживался за машину соседа справа, чтобы как-то процитировать или зарифмовать работу предшественника. В результате получилось около трёхсот картинок за 120 минут — короче, наши победили. Вот кстати по итогам некоторый комикс.












Остальные работы — в сообществе. Продолжение следует.

olegpaschenko: (доспехи)

Tech Drama


Продолжение, начало — здесь.

За участие в дуэли Протагонист изгоняется из города. Однако возникают обстоятельства, существенно влияющие на развитие событий. Когда наутро после драки на вечеринке Хозяева подсчитывают потери, обнаруживается страшное: из дома пропал некий драгоценнейший предмет — никто из «внешних» не знает, что это за сокровище (известно лишь, что это, кажется, нечто треугольное ▲), но Мать рыдает и стаканами пьёт эфирную валерьянку, а мертвенно бледный Отец в одиночестве молится перед распятием.

Наконец, принимается решение дать Протагонисту единственный шанс на возвращение в город — нужно вернуть пропавший артефакт. Палимый солнцем и побиваемый градом, Герой отправляется в путь. Дорога, дорога, и т. д.


Даритель Сокровища (Алексей Сабанцев)


Medio Fratrum (Александр Русинов)


Друг Героя (Игорь Щемеров)


Хранитель Сокровища (Анна Лашина)


Дракон (Алексей Зырянов)


Героя Старший Брат (Юрий Камендровский)

Остальные работы — в сообществе. Продолжение следует.

olegpaschenko: (Default)


Prometheus Ex Machina (Олег Пащенко)

Tech Drama


В фейсбуке в открытом сообществе Tech Drama осуществляется первая в мире драматическая соцмедиа-постановка в жанре трагикомедии с элементами героического эпоса. Участники — слушатели зимнего интенсива Digital Arts 2012. Была заготовлена фабула, сформулированы требования к формату, жеребьёвкой распределены ролевые модели (в соответствии с которыми студенты временно переименовали свои профили). В результате должна получиться проиллюстрированная самими участниками постановки пьеса в формате ФБ-ленты.

Главный Герой, парнишка из простонародья, случайно видит на мониторе у старшего брата фотографию прекрасной девушки; возглас восхищения вырывается из его уст, но он быстро справляется с собой и тщательно скрывает свой шок. Позже, экспериментируя с программой Mandelbulber, он случайно получает трёхмерный портрет своей возлюбленной. Заглянув в код, среди нагромождения символов он обнаруживает в явном виде Facebook iD девушки, находит его в социальной сети и вступает с ней в частную переписку. Она оказывается юной аристократкой, дочерью Строгого Отца и Почтенной Матери тревожно-мнительного склада. Молодые люди влюбляются друг в друга.


Принцесса Анастасия (Анастасия Лаврентьева):
«моя душа на пиксели побилась —
о Боже мой, походу я влюбилась!»


Через день родители Принцессы дают в стенах Британской Высшей Школы Дизайна бал, на котором Герой и Героиня девиртуализируются. Однако Брат Девушки, ревностно сопротивляющийся любым посягательствам на честь сестры, вступает с Героем в жёсткую конфронтацию. Вечеринка заканчивается мордобоем.


Моралес Инкогнито (Мария Павлова): «случайно стал свидетелем драки..»


Keepe R Ofthe Treasures (Александр Драгин)


Друг Главного Героя (Игорь Щемеров)


Принцесса Анастасия (Анастасия Лаврентьева)


Анна Хранитель (Анна Лашина)

Свидетели происшествия сообщают о странных явлениях, его сопровождавших — многие видели призрака.


Героя Старший Брат (Юрий Камендровский)


Моралес Инкогнито (Мария Павлова):
«я вчера какое-то чудище в небе видел... Дьявол!»



Почтенная Мать (Татьяна Назарова):
«вчерашние чудовищные события
были уже описаны со всех ракурсов.
Моё чувство стыда заглушается чувством ужаса,
испытанного не только по поводу драки,
но и по поводу увиденного „нечто“.
В какой-то момент что-то меня окликнуло
и я увидела это...»


Минувшим вечером в помещении «Британской Высшей Школы Дизайна» произошла массовая драка, есть пострадавшие. Как отмечают очевидцы, на проходившей вечеринке возник конфликт между двумя молодыми людьми, один из которых проявлял излишний интерес к сестре другого. Развитие конфликта подогревали несколько гостей мероприятия, оперативно попытавшиеся организовать коммерческий бой молодых людей на следующий день. В местной типографии были спешно напечатаны билеты. Тираж конфискован. Вести Королевства. 17.01.2012, 09:00


T EN OTca (Ярослав Кирсанов): «чмаки фсем в этом чатике ^____^ фотки с минувшего мероприятия были настолько клевыми, что арт-директор использовал их для оформления афиши к следующей тусе!»

Тем временем Трикстер (Полина Нечаева) отмечает день рождения.


Prometheus Ex Machina (Олег Пащенко). Поздравительная открытка


Keepe R Ofthe Treasures (Александр Драгин): «присоединяюсь к поздравлениям»

А вокруг нарезает печальные круги Резонёр. Никто не любит моралистов. Льдистый ветер одиночества вечно хлещет их по изборожденным лицам. Бремя нравственного императива принуждает их втягивать голову в плечи и держать руки глубоко в карманах.


Моралес Инкогнито (Мария Павлова): «гуляю… думу думаю…»

Автор идеи[livejournal.com profile] soloveev. Продолжение следует.

Profile

olegpaschenko: (Default)
olegpaschenko

July 2012

S M T W T F S
1 234 5 67
89 10 11121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 28th, 2017 12:37 am
Powered by Dreamwidth Studios