olegpaschenko: (Default)

Было так.
В полуденной полумгле
или в ночной мгле вдруг задрожал дрожать.
Не стал представлять собой себя, что-либо о себе знать.

Не донеся до рта еды, или не дошагнув единого шага,
или где-нибудь на полуслове спохватился:
ба! я же гол и бел, полупрозрачен. Словно бумага,
на которой никем не написано никаких слов.

Кто сей? с чем отождествлён?
Где он. Я — где. Я — ствол какого-то дерева, бел и гол,
полуобозначен. Какие у меня были листья, имя, плоды, какой пол?

Я — вчуже, в полуметре (как головная боль
после принятия тридцати семи милиграммов кодеина).
Как тридцать семь маленьких капель — в океане валокордина.
Как тридцатисемилетие — и большая живая Вечность.
Как не было.

и кстати, это самое, )


olegpaschenko: (Default)

Я. В.

Семь миллиардов густого как борщ человечества
допущены за вторую завесу, и «единожды в год»
сгущается до «единожды и навсегда». Тела их немыты,
их перья нечищены
. Громоподобно шаркают,
оглушительно перешёптываются, шкворчат
своим целлофановым. Бесцеремонные фотоблицы
в чёрных тучах посверкивают. Слышен звон
семи миллионов полифоничных рингтонов.
Но ничего, ведь с тех пор как архиерей Захария
ввёл приснодевственную Отроковицу
во скинию внутреннюю (а с Ней за завесу
скользнули все семь миллиардов), человек
с фотоаппаратом в сакральном пространстве
более не нарушает иеротопии, наоборот, само
пространство внутри его камеры — осакралено.


[livejournal.com profile] yanah


olegpaschenko: (Default)

Се, иронические обстоятельства
складываются. Два человека
стяжают кенотического духа
благого самоумаления столько,
что становятся, помимо воли, центрами
социальной кристаллизации
воцерковлённой интеллигенции.

Их лидерство конфликтует с их кенотическим.
Первый из полюсов притяжения, южный,
настолько невротизирован сим конфликтом,
насколько в этом есть красота и драма.
Второй, северный, несколько демонстративно
игнорирует всякие противоречия, но
и он страдает. Симпатичней, конечно, тот, кто
претендует на роль худшего и последнего.

Несколько слов обо мне. На моих
плечах недоразвитых — массивное Я моё
лежит как железный топор под компáсом
(я, между тем, никакой не негоро —
я сан-себастьян, утыканный часто-пречасто
секундными стрелками, — хочется пошутить).

алё?

Nov. 11th, 2008 10:51 pm
olegpaschenko: (доспехи)

О звероуловленные
от мысленнаго волка!
Встать, ибо Суд идёт.
Нет, лечь на мягкое дно
чёрнаго холомраза.
Очертеневающих цыганят,
домертва замерзающих,
незасыпающих засыпает
мегаснегом и беломелом.
Зло заело, зашло, заподозрило,
зазвенело. Алё?
Новембер Децемберович,
это Вас.


olegpaschenko: (Default)

Простейшая радость: всё зачеркнуть, выйти вечером
на проспект, под небо, впервые за месяц закрытое тучами, —
наконец его можно потрогать, весомое, как царский виссон.
В кручёных громадинах туч предчувствуется проживающее
Божество. Проспект — Ленинский, место пересечения.

Вскачь по холодным асфальтам в сторону Тёплого Стана,
наблюдать за чернильными брызгами вран в акварели неба;
получать удивительное удовольствие от сгустившейся
материальности мира, нащупывать каждый звук
в прозрачном воздухе, в воздушном шелесте.

О судари вы мои, наступила осень, листья осыпались,
и всё теперь успокоится — вы одевайтесь теплее.
Шагать, шагать, радуясь жжению в сбитых ногах.
И в конце — закрывая глаза, полететь на небо,
не на небо, но по залихватской кривой над городом,
дыша, задремав. Испугаться, не полететь.

Испугавшись, не полетев, махнуть рукой и, прыгая
через позёмки, дойти пешком до дома минут за сорок,
войти в подъезд, взойти по лестнице, гладя стену.
Повернуть ключ дважды по часовой стрелке.

Сесть пред огромным и чистым окном,
любуясь на то, как редки летающие снежинки.
Как смеркается. Как кружение по циферблату,
круг за кругом, не то что выходит на финишную
прямую, но радиус устремился к нулю,
и в этой точке — Божественный зрак,
пронзительный свист, перемена мест
слагаемых, уменьшаемых и
вычитаемых. А там ещё есть
и зима — и другая
простейшая
радость.

1990—2008

P. S. Cейчас понял — я же тогда был ровно вдвое младше, чем теперь! экватор.

olegpaschenko: (маска)



Если приступят ко одру моему
неции завтра аггели и запоют:
Царь Царевич, Король Королевич,
Сапожник-Портной! кто ты будешь такой? —
я пожалуй отвечу им так:

я умерший, гальванизированный неизвестными
слабыми подземными токами труп мертвеца
с элегантными чётками-лестовкой на руке,
стрижкой милитари, с обтекаемой и компактной
мягко поблёскивающей смертью внутри —

и вечно полурастрёпанным томиком Симеона
Нового Богослова в небольшом рюкзаке.

знаки

Aug. 25th, 2008 12:25 am
olegpaschenko: (Default)

Полчетвёртого пополуночи.
Всюду летают серые хлопья.
С моря тянет керосином и медью.
Красные спешат огоньки.
На техническом этаже
тревожная суета.
Говорят, были раненые.
В небе клочьями туч написано:
«хорошее настроение».

Стоп, гражданин!
Это проверка ваших документов.
Лезешь в карман за паспортом,
а нащупываешь записку
зелёными чернилами:
«ты в безопасности».

Некоторый человек, умерев,
попадает в пустую комнату,
где нет ничего, кроме
надписи на стене:
«ты бессмертен».

olegpaschenko: (Default)

Я в детстве был ребёнком,
в двадцать лет я был двадцатилетним,
а сейчас я тот, кто идёт по улице
Новый Арбат и натыкается глазами на вывеску
«Отечественное Охлаждённое Мясо».

Я плохой на 99%,
хороший на 101%,
нездешняя полыхающая душа,
я тот, кто натыкается на
«Отечественное Охлаждённое Мясо».

Я тридцатишестиваттная лампочка
в тридцатишестиградусной ватной мгле,
цепь не зависящих друг от друга молекул.
Я полимеризировался от ужаса.
Я тот, кто «Отечественное Охлаждённое Мясо».

olegpaschenko: (уста)

Иерей и поэт [livejournal.com profile] kruglov_s_g недавно, ссылаясь на поэта Александра [livejournal.com profile] a_barash Бараша, утверждал, что невозможно найти нормальную рифму к слову «портвейн». Это утверждение не является истинным.


Янина [livejournal.com profile] yanah Вишневская

Одышлив, шорох и портвеен,
как порох, по ветру развеян,
зерцальцем в небесех удвоен,
вдвоём по улицам один,

кристальцем в голове умножен,
бегу по глазовидным лужам,
мерзавец, как никто ничтожен,
один как ноль. Мой псевдоним

переводим как «я не дома».
Где ж я? На дне кармана-ямы
звенят мои контрольны суммы,
они малы. Я равен им.



olegpaschenko: (quake)

Гроб на колёсах гремит по чёрному городу.
Вашей молитвы просил мой сотаинник.
Он-то свою на лестнице ненарочно разбил,
выбежал из квартиры посмотреть во мраке:

под окном, распахнутым в сад, — гроб на колёсах.
Раздвоенная красная занавеска вылизывала
комнату, как никому не знакомый язык.
Окна упали со стен этой комнаты.

Белое пятно обнаружили на потолке:
сквозь тучи мрачнеет, способное причинить лунатизм.
Очень сотаинник мой боится колёсного гроба,
он-то уже на лестнице, похрустывают осколки.

Очень от смерти противная горечь на языке,
наверное, кто-то прямолинейный скривился бы,
иного укоренённого вовсе бы вырвало,
наш православный пока справляется.


+ иллюстрация:

Габаритные схемы размещения молящихся показал [livejournal.com profile] kava_bata.
Обращает на себя внимание свободное пространство,
предусмотренное над каждым молящимся

olegpaschenko: (день мёртвых)

Молоньи голубые и фиолетовые
чиркали по небесам, по шпилям,
по зданиям пречасто, всё ближе.
Уже я стал ужасаться скорого оглушения:
невероятным был страшный
и нестерпимый электротреск.




Егда пара слепящих стремглав
одновременно вставилась в стену здания,
возвышающегося предо мною, я затаился,
ожидая убийственного акустического потрясения.
Я досчитал до семи, но ничего не последовало,
кроме жужжащей, как электронасекомое, тишины.
Отъял руци мои от ушей моих.




Далее, рядом с обыкновенными,
видел и шаровую молнию.
Я вдругорядь притих, зная, что могут быть
вспышка и взрыв. Но не было взрыва.




Электрошар разделился на тысячи малых огней,
каковые наполнили воздух, точно мыльные пузыри,
выпускаемые ребёнком. Возрастало жужжание,
но не было взрыва ни одного.
Я был в ужасе.



olegpaschenko: (постриг)



Радуйся, черноплодное и белоглазое,
желтоволосое и красношеее, с крестом и розою,
в предсердиях с прозябшим, со остекленевающей в руке,
с дырочкою в правом боку, с топором в голове.
Радуйся, в небо головой до подбородка вросшее.
Радуйся, яко даже ногтя твоего
глава твоя не стóит и не в состоянии осмыслить.
Радуйся, ничего хорошего не рождшее.
Радуйся, демонстрирующее интерес
к магии, нумерологии и милосердию.
Радуйся, за одно только сегодняшнее утро
93 рубля целковых милостыни роздшее.
Бражничай, аддикции подверженное,
поскольку кто-то уже выпил за твои грехи.
Радуйся, из маленьких диаволов
большие символы слагающее.
Радуйся, религию индивидуальной гибели
с самим собой соисповедующее.
Радуйся, на маловерие сетующее маловерно.
Радуйся, из соумирания с собою
в сомертвие со мiром не умеющее перейти.
Радуйся, спокойный доброжелательный сатанизм.
Благодарим тебя за то, что посетил наше царство
предвосхищения, любви, сердечного веселья.
Радуйся, ведь скоро ты сгоришь во светлом аде,
где только эрос и агапе, и осанна в вышних,
и всё пронзаемо лучами Освещения
Несотворенного — и больше нету ничего.
Радуйся, держись и не отчаивайся, Русское
Метафизическое Подполье.

Profile

olegpaschenko: (Default)
olegpaschenko

July 2012

S M T W T F S
1 234 5 67
89 10 11121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 28th, 2017 12:38 am
Powered by Dreamwidth Studios