olegpaschenko: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] yuritikhonravov в О достоинстве челове(ч)ка

Достоинство человека в том, что он недостоин быть хозяином самому себе. Или, что то же самое, человек достоин лучшего хозяина, чем он сам.

Быть хозяином самому себе — значит быть рабом всяких глупостей, и это в лучшем случае. Лично моя судьба всегда складывается лучше без моего участия, а я своими суетливыми подёргиваниями всё только порчу. Быть в исключительном и полном распоряжении у самого себя — унизительно.

Мой хозяин — Хозяин мира. Вот формула истинного достоинства.

<…>

Именно в этом состоит суть позиции «никому не кланяться (помимо Всесовершенного)».


Апдейт: да, это скорее мусульманская идея. Но ведь у Тихонравова речь и идет о мусульманстве: «никому не кланяться (помимо Всесовершенного)» — это его краткое обозначение центральной мусульманской идеи.

Представление о достоинстве, между тем, распространяется и на любой монотеизм в целом. Понятие о богосыновстве и обожении тут просто, чисто технически, выносится за скобки, некая фигура умолчания.
olegpaschenko: (Default)

комплементарист [livejournal.com profile] yuritikhonravov пишет:

Хотя рай во многих случаях закономерно мыслится как нечто запредельное, недоступное никакому описанию, он всё равно не может пониматься иначе чем некое, пусть трансцендентное, продолжение известных нам состояний. Ибо не может человек страстно устремляться к тому, что ему совершенно чуждо и ни в каком смысле не понятно. Поэтому само существование рая является наглядным подтверждением доктрины аналогии бытия, разработанной католической мыслью и часто противополагаемой протестантскому радикализму (яркий пример: противоборство диалектики кальвинистских неоортодоксов и аналектики Бернхарда Лакебринка).

Соответственно, для образа положительного полюса, предельного состояния, к которому стремятся, в каждом из великих учений существуют свои базовые аналогии, или метафоры. Я обычно привожу некоторые из них.

Рай этнических исповеданий, связанный с благоденствием коллектива и индивида в определённой среде, представляется легче всего — доведением до предела соответствующих элементов благоденствия: вечная молодость, абсолютное физическое здоровье, победа надо всеми врагами, неисчерпаемый избыток всевозможных богатств, которые можно потреблять без каких-либо внешних или внутренних ограничений. В наиболее тонко разработанных системах такого типа, ориентированных на универсальную среду, данные элементы переходят в духовную испостась: вечная молодость и здоровье оборачиваются бестелесностью, идеальностью, враги оказываются косной материей, богатства концентрируются во всевмещающем Абсолюте, с коим происходит полное слияние.

Буддийская нирвана (не путаем со всякими райскими землями, которые в буддизме являются промежуточными ступенями): представьте себе, что у вас свалились гора с плеч и камень с сердца — самая большая гора и самый большой камень, какие только доступны вашему воображению и какие угнетали вас очень долго. Подумайте, какое облегчение, избавление, освобождение вы при этом испытываете. А теперь умножьте это состояние на миллиард. Это и будет примерно буддийская нирвана.

Конфуцианский рай — это идеально отлаженный социум, где всякая вещь и всякая личность, занимает положенное ей место и идеально взаимодействует с окружающими её вещами и личностями. Субъективной аналогией такого рая является идеал, который описывается соционикой: там говорится, что если в течение хотя бы короткого времени в одном месте сойдутся подходящие друг другу типы, счастье от этого события не забудется для них никогда — столь приятным будет их взаимодействие.

Мусульманский рай: представьте себе, что вы падаете спиной с небольшой высоты. Теперь увеличьте её, скажем, до высоты небоскрёба. Страшно падать, дух захватывает — не то слово. Можно увеличить высоту и ещё в миллиард раз. А потом представить себе бесконечную космическую перину, в которую вы неизбежно упадёте. Бесконечно мягкую, добрую, нежную, тёплую и т. п. Это и есть примерно мусульманский рай.

Христианский рай — это, понятно, любовь, и поэтому его часто сравнивают с общением с самым любимым человеком. Я обращу внимание на другой аспект этого состояния. Вспомните, случай, когда вы так увлеклись какой-либо деятельностью, когда она так вас захватила, что вы обо всём забыли — даже пообедать, даже в туалет сходить. И всё при этом было для вас нипочём — жара, холод, чья-то агрессия, всякие неудобства. Любой же отрыв от занятия должен был отзываться болью. А теперь умножьте это вдохновение на миллиард. Это и будет примерно христианский рай.

Ряд можно продолжить предельными состояниями других искусств — у каждого есть свой рай. А теперь можно проделать следующую операцию — сложить все эти образы рая в один.

olegpaschenko: (Default)

[livejournal.com profile] yuritikhonravov пишет:

Однажды образованный русский мусульманин на мой вопрос о мотивах его религиозного выбора ответил, что он искал такого бога, которому хочется покориться безоглядно, бога, бесконечно возвышающегося над нами, не такого, с которым предполагается диалог и проч. Таким богом, по его мнению, может быть только Аллах мусульманской религии, но никак не христианский Бог с Его нисхождением (кеносис) к людям. Его, этого мусульманина, можно понять: предание себя Богу (а это, как известно, и есть ислам) несет человеку чувство сладости бытия. Ты перестаешь метаться, суетиться, сомневаться. У тебя появляется надежная опора, ты ощущаешь себя как бы в добрых и сильных руках (бесконечно добрых и бесконечно сильных) или даже будто на бесконечной космической перине. Ты можешь совершенно расслабиться насчет чего-либо, кроме того чтобы следовать заповедям Того, Кому ты себя предал. Возникает благородное спокойствие, уверенность во всех своих делах, исчезают все мелкие страхи. Эта сладость многократно и многокрасочно выражена в суфийской поэзии.

В тот момент у меня не возникло никаких дальнейших вопросов, ведь в самом деле для подобного ощущения сладости и безоглядности самоотдачи больше подходит образ далекого, грозного и величественного божества. Но теперь я бы спросил: а что, слабО столь же самозабвенно покориться Распятому? Слабо вверить себя власти Того, Кто усвоил Себе всю нашу уязвимость? Слабо ощутить ту же сладость и бесконечную надежность предания себя Тому, Которого унизили, оплевали и растерзали?

Profile

olegpaschenko: (Default)
olegpaschenko

July 2012

S M T W T F S
1 234 5 67
89 10 11121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 20th, 2017 10:44 pm
Powered by Dreamwidth Studios