olegpaschenko: (Default)

Оригинал взят у [livejournal.com profile] eus_hieronymus в you've been hit by a smooth criminal

Как-то раз пришлось участвовать в одном долгом зимнем семинаре. Изучали тексты N*** (не скажу, чьи, вдруг он кому-нибудь дорог, а мне ведь — только пример). Богословские, разумеется, тексты, и на каждой странице говорилось о Христе, пришедшем Спасении, вере, и т. д. Всё хорошо, но только на третьем-четвёртом томе стали мы совсем засыпать. Зима, снег, Брюссель, Брейгель. И захотелось мне предложить, чтобы встряхнуться: «Давайте прочитаем эту страницу, подставляя там где написано „Иисус Христос“ — „Джеймс Бонд“. И посмотрим, что выйдет». Попробовали. И вышло как у Акутагавы: «всё то же самое». К тому Иисусу, которого мы встречаем в Евангелиях, это не имело никакого отношения. С тех пор, время от времени, когда теряюсь и не знаю что и подумать о каком-нибудь авторе, пропускаю его через «джеймсбондовское» сито. Некоторые проходят тест, но большинство, увы, нет. И правые и левые, и прогрессисты и традиционалисты…


* Ираклий Крашенинников, помилуй мя, грешнаго

olegpaschenko: (крест)

Лекция Саши Бора о Халкидонском догмате:

...Я им сказал: «Если Христос не был человеком, то нам в Православии делать нечего!» И потом опять сказал: «Запомните, ребята, раз и навсегда! Я хочу, чтобы у вас в головах это было выжжено калёным железом, чтобы вы — пьяные или непьяные, уставшие или не очень — навсегда знали: если Христос не был человеком, то нам в этой религии делать нечего!»

— А почему? — спроили меня напуганные мной ребята.
— Потому что если Он не был человеком, — ответил я, — тогда какое нам дело до того, что кто-то там воскрес, кто-то там умер и воскрес? Вон, — говорю, — олимпийских богов — как грязи! И каждый как минимум полулев или какой-нибудь полубегемот! Всё могут, всё умеют! Это-то, конечно, хорошо, только нам-то какой смысл? Нам то с этого — чего? Бывает, — говорю, — и в Индонезии протестанты как зажгут на три стадиона, так там слепые видят, безногие костыли в стороны отбрасывают — и бегут! Ну, и хули толку?

Да, так и сказал. Грешен.

Зато они смеялись очень, ребята-то мои православные.

Сказал им, остро сверкая зрачками, запомните, сказал, раз и навсегда: называющий Христа Богом, человеком или Богочеловеком — не погрешает! Я сказал: ребята, если Бог не стал человеком, то нам тут делать нечего! Идёмте тогда в синагогу, тем более, что «синагога» по-гречески — это «собрание»! Я вас провожу!

Я им сказал: ребятки! Вы умнее и лучше меня. Но если вы себе в голову не вобьете Четвертый Халкидонский Собор, то любой говнюк на вашей могиле станцует! И будет прав! Вы, говорю, не понимаете, у вас детки, жёны, всякие там события, вам и ни к чему особо-то. Хоть человек, по вашему, хоть гамадрил, хоть муха наружняя! А Он — человек! Настоящий! Не аполлинарийский трупец, не несторианское говно человеческое, не арианский «демиург», блин, а че-ло-век! точка! — сказал я.

Тут я заметил, что какое-то время назад меня уже отец-протоиерей слушает. Он пробрался в часовню и сидит-патрулирует. Я ему кивнул и сказал опять: «Ребята, дорогие! Вот тут сидит живой священник-протоиерей. Я перед ним вам опять говорю, чтобы вы не заподозрили глупое: если Христос не был человеком, то в христианстве делать нечего! Брысь отсюда!» — говорю.

А отец Н. смахнул, я подсмотрел, утайкой-то слезинку левую со щеки, встал, рясу свою долгополую расправил и говорит: «Всем в башке своей зарубить: Александр Владимирович говорит дело! В следующий раз — проверю!» Кивнул мне и ушел…

olegpaschenko: (Default)

Какичи Кадоваки. Дзэн и Библия:

Бывает так, что во время спора вы просто отказываетесь слышать точку зрения противоположной стороны. Позже, когда вы успокоитесь, и ваше «эго» отойдёт на второй план, вы можете понять и в полной мере оценить позицию оппонента, на которую в горячке спора не обращали должного внимания. Метод дзэн, упомянутый выше, представляет собой не что иное, как дальнейшее развитие этого опыта. Но вы должны быть способны поставить себя на место другого мгновенно, в любое время и при любых обстоятельствах, причём, не важно, является ли этот «другой» вашим противником в споре, живтотным, растением или, вообще, неодушевлённым объектом. Вам ничего не даст, если вы поставите себя на место другого после спора. Вы должны сделать это сразу и непосредственно. Тогда вы сами сможете услышать звук хлопка одной ладони. В данном случае, «другой» — это и есть та самая ладонь. Когда вы станете этой ладонью, вы естественным образом услышите издаваемый ей звук, даже не прикладывая к этому никаких усилий. Это произойдёт потому, что вы и ладонь будете представлять собой не две разные вещи, а одну.




Несколько натужный текст католика-японца (священника, иезуита), который сетует на то, что на реколлекциях, которые он посещал в юности, преобладала умственная, умовая деятельность, и совсем не было места ни интуициям, ни сердцу, ни прямому действию; позже послабления, связанные со II Ватиканским собором, позволили ему практиковать дзэн и при этом продолжать считаться католиком. В целом, ничего неожиданного: притчи Христовы и часто демонстрируемое Спасителем парадоксальное поведение в острых ситуациях (в том числе Распятие), а также сложные места из Апостола, — сравниваются с дзэнскими коанами и толкуются в соответствующей системе координат. Ну и понятно: автор делает вид, что не читал (или правда не читал) никого из православных отцов.

через

May. 4th, 2011 02:58 pm
olegpaschenko: (Default)

http://thomas-cranmer.livejournal.com/68358.html

Иисус как-то сказал: «Никто не приходит к Отцу, как только через Меня». Это очень обоюдоострая фраза, впрочем, как многие Иисусовы слова. И очень часто ее понимали с точностью до наоборот. Мол, Иисус это типа охранника на входе в небесную канцелярию. Его поставили в положение не Царского Сына, а царёва сынка, который принял (пусть и с царёва согласия) роль посредника-монополиста между Отцом и человеком. Как это часто бывает в обычной жизни: хочешь расположить к себе чиновника — дружи с его секретарем, а лучше — с родственником. А коль поссорился, то и чиновник, будь он хоть кто, тебе на поможет. Это очень удобное толкование. Проблема лишь в том, что оно противоречит не только всему остальному евангелию, но и самой толкуемой фразе.

Мне представляется, что смысл слов Иисуса (сам по себе достаточно прозрачный) прост: люди должны вспомнить, что они — люди. Ведь не руки и не объем мозга делают гоминида человеком. Собственно, сущность человечности вообще невозможно передать на письме или выразить языком формальной логики. Также, впрочем, как любовь или музыку или закат. Ее можно лишь показать, явить, что и сделал Иисус. В Никейском символе сказано, что Сын Божий не просто воплотился, но и вочеловечился. Эту фразу часто поясняют: стал подобен нам во всем, кроме греха. Пустое толкование! Как в анекдоте: цвет моей машины — как закат, только зеленый. В отличие от нас, он стал действительно человеком, без химии и красителей. 100% натуральным <...>

Это и есть Его Добрая Весть: люди, проснитесь, посмотрите на Меня, и вспомните, кто вы. Он трясет нас за плечи, как будто оглушенных амнезией детей, и всматривается в глаза: зажегся там огонек или нет? вспомнили, узнали Его или еще нет? Вообще, у меня в голове сидит мысль, что пресловутое обожение, феосис, — это не надстройка и не венец, а неизбежное следствие подлинной человечности <...>

Встречи с Иисусом — я имею в виду, Встречи с большой буквы — бывают разными. Кто-то видел Его лишь раз, как волхвы. Кто-то провел рядом с ним много лет, как Иосиф. Кто-то — не видел Его ни разу, как Авраам, Будда, Овидий, Афанасий Великий или мы с Сеней. (Неплохой у нас клуб, правда Сеня?) Но кто бы не открыл в себе тру-человечность (а это уже, к сожалению, не мой клуб), открыли в себе Его и через Него пришли к Отцу. Пусть они не знали Его по имени — но смешно было бы считать, что мы Его по имени знаем! Если про архангела Гавриила Иоахим Флорский однажды сказал, что он такой же Гавриил, как Конрад, то в отношении Иисуса это действительно втройне.


то есть: «через Меня» — как через состояние совершенной человечности
(а не как через бюрократическую инстанцию)


olegpaschenko: (Default)


Хуго Ранер. Играющий человек

…Сведения относительно этого пасхального обычая дошли до нас из собора в Оксере (Auxerre). Там на хорах епископской церкви, а именно, как особо подчеркивается, на мозаичном «лабиринте» (choream circa daedalum ducentibus), украшавшем пол, проводились танцы, связанные с сакральной игрой в мяч. В такт пасхальной секвенции Victimae paschali епископ и клирики в изящных танцевальных движениях ступали на фигуры лабиринта и бросали друг другу мяч: этот исполненный глубокого смысла обычай получил название pilota — от латинского эквивалента пасхальной «сферы» (σφαίρα). Обычай украшать пол храма лабиринтом существовал уже в древней церкви, а сам лабиринт стал называться — по критскому мифу о Дедале — daedalum на латинский манер, или dédale — на французский. В христианском смысле он символизировал либо «святую Церковь» (sancta Ecclesia), как свидетельствует надпись на лабиринте африканского Castellum Tingitii, либо заблудший мир, спастись из которого можно, лишь пройдя сквозь этот лабиринт, выложенный на полу храма. Надпись на лабиринте в базилике Св. Савина в Пьяченце гласит:

Hunc mundum typice Laberinthus denotat iste intranti largus recedenti sed nimis arctus. (Этот лабиринт есть точный образ земной жизни, широкий для вступающего в него и совсем узкий для того, кто хочет из него выйти.)

На узорах подобного лабиринта оксерский епископ и его клир в священном танце бросают друг другу пасхальный мяч, по-детски радуясь избавлению, вечером того дня, в который праздновалось победоносное солнце Пасхи. И было бы справедливо видеть в этом обычае пасхальной игры в мяч христианизированную культовую форму: мяч — это победное солнце, а христианская Пасха — это зенит Солнца-Христа, свершающего свой триумфальный путь по нашему земному лабиринту.

То, что в своей глубине подразумевал танец духовенства в Оксере, есть то же самое, что еще за тысячу лет до этого высказал Ипполит в своем гимне на Пасху: «О Предводитель танца в мистическом хороводе! О праздник духовной свадьбы! О божественная Пасха, новое торжество всех вещей! О мировое праздничное собрание, о радость вселенной, о желанье и восторг, которыми уничтожается мрачная смерть! И народ, который был внизу, возрождается из мертвых и возвещает той полноте, что вверху: хор земли возвращается!»

...Это ведет нас к попытке древних христиан сообщить танцу сакральное положение и обоснование в рамках христианской мистерии… ведь оставались библейские примеры сакрального танца... оставался все еще некий иной танцевальный ритм, точно так же как для него это было не только игрой творения, но и, в более глубоком смысле, игрой благодати, в которой стоило принимать участие: оставался еще божественно-священный танец вочеловечившегося Логоса, которого Ипполит назвал «предводителем в мистическом хороводе», те чудесные «прыжки» Жениха, спешащего навстречу своей Невесте — человечеству. В Песни песней христианин мог прочесть: «Голос возлюбленного моего! вот, он идет, скачет по горам, прыгает по холмам. Друг мой похож на серну или на молодого оленя» (2:8). И опять же именно Ипполит указал на это в мистерии спасения в одном своем слове, которого мистическое богословие вплоть до Средневековья не могло уже забыть: «О великие тайны! Что означают эти «прыжки» возлюбленного? Логос прыгнул с небес в лоно Девы, Он прыгнул из материнского лона на крестное древо, с древа — в ад, Он прыгнул из ада вновь в человеческую плоть, на землю — о новое Воскресение! И Он прыгнул с земли в небо, где сидит одесную Отца. И вновь прыгнет на землю во славе, чтобы свершить возмездие». Так сливаются воедино образы из воспоминаний о танцах древних мистерий, из персонажей Библии и из мистической аллегории — и во всем этом ощущается религиозная тайна хоровода-игры, танца, исполняемого перед Богом.

...Царственный танцор должен быть истинным христианином, подобно Давиду, пляшущему перед ковчегом Завета, и никто не должен его презирать, как некогда презрела пляшущего царя жена его Мелхола. Амвросий так истолковывает этот библейский пример: «Ведь он, этот слуга, играл пред ликом своего Господина! А та жена, осудившая этот танец, была наказана бесплодием и больше не рожала царю детей. А если ты все еще сомневаешься, то послушай слово Евангелия. Сын Божий говорит: „Мы играли вам на свирели, и вы не плясали» (Мф 11:17)».

Августин… продолжает: «Поет Тот, Который повелевает, а танцует тот, кто слушает Его. Что же такое танец, если не следование музыке движениями тела? Наш танец — это изменение жизни. Мученик Киприан — наш предводитель в этом танце: он услышал то, что пел ему Бог, и принялся плясать — движениями не тела, а духа. Он приник к этому благому пению, новому пению, он прильнул к нему, полюбил его, он терпел, он боролся — и он победил!»


Вот иногда произносится что-то вроде «клуб любителей византийского театра», «хороводы вокруг солеи» и проч. — как будто это что-то плохое.

«Кто-то, в принципе, до конца жизни бегает по лесам в плаще из занавески. В какой-то момент снимать её уже страшно — из открытой могилы веет пустотой и холодом, а надежды нет», пишет о христианах с большим пренебрежением тот, о ком известно, что он сам в юности был ролевиком, бегал по лесам в занавеске и фехтовал арматурой. Теперь он не бегает по лесам, нет.

Чей чистый интерес к игре вытеснен мыслями о возможном выигрыше (или неизбежном проигрыше), тот чересчур серьёзен и потому скорее всего находится в большой опасности.

Ибо его проклял Йохан Хейзинга.

olegpaschenko: (а в раю сейчас ужин (макароны))

У [livejournal.com profile] steba разговоры о юморе в Писании вообще, и в частности — об апостоле Павле (здесь поставлен вопрос и идет обсуждение в комментариях; здесь — продолжение).


Павел скоморошствует, играет тут шута... Человек, над которым смеются и которого несколько презирают сами коринфяне. Битый апостол, который работает руками и денег не берет, да и говорить не умеет. Это именно про то — «позор» креста.

Прочтите удивительную «апологию Павла» во 2 Кор 11 и 12. Лучший комментарий к тому, что значит нести крест. Коринфяне посмеиваются над ним и говорят: а хорошо бы взглянуть на его «резюме», что это за апостол. Где учился, какие мистические откровения имел, какие у него знаки отличия и т. д. Он дает резюме. Это удивительнейший текст. Он перечисляет свои «позоры» — с точки зрения нормального человека... Это не хвастовство, а глумление над хвастовством. Как на интервью при приеме на работу говорить: «Последний раз меня уволили за пьянство на рабочем месте. Впрочем, я там ничего и не делал...» и т. д.

Типа: В Дамаске правитель царя Ареты охранял город Дамаскийцев, чтобы схватить меня, и я в корзине был спущен из окна по стене и бежал из его рук.

Это пародия на героизм. У римлян была почетнейшая воинская награда — corona muralis — для воина, который первым смог взобраться на стену осажденного города. Когда же Павел оказался в Дамаске под угрозой, он первый оказался вне стен — да еще с помощью корзины — и убежал. Это он включает в перечень своих достижений, заслуг и регалий.

Павел верит, что именно поэтому он участвует и в воскресении.

***
2 Коринфянам 11 и 12 — это совершенно чумовой текст. (Вообще, интересно было бы писать рецензии на священные книги, временно забыв, что они священные. Это всерьез было бы небесполезным. Использую-ка я тут более идущий к случаю перевод Кузнецовой.)

Ах, вам бы потерпеть меня, даже если я немного глуповат! Ну уж потерпите, пожалуйста!

Если бы это не было Священным Писанием, это один из самых страстных, откровенных, эмоциональных до безумия текстов античности или вообще. Упреки, ревность, сарказм, слезы, любовь, неразумие… И все это — ради Христа в самом честном смысле слова и в следовании за Христом. Ибо думаю, что я ни в чём не уступаю тем «сверхапостолам».

Павел, над которым смеётся созданная им же церковь.

Повторяю еще раз: не принимайте меня за дурака! А если принимаете, то дайте мне еще немножко побыть дураком и чуть-чуть побахвалиться! То, что я сейчас скажу, конечно, не от Господа. В этой затее с хвастовством я буду говорить как дурак.
Вы же такие мудрые и с удовольствием терпите дураков! Терпите, когда вас закабаляют, когда обирают, когда вами помыкают, когда чванятся, когда угощают пощечинами...


И далее потрясающая юродивая «апология»: похвальба унижением и немощью, похвальба постыдными вещами, из-за которых его стыдятся коринфяне. От него требуют резюме и рекомендаций — представить, что он заслуженный апостол. «Вы этого хотите? Ладно», отвечает он. И гениально валяет дурака… Мог бы цитировать дальше, но не буду.


Опять, конечно, вопрос: «смеялся ли Иисус?» Тут надо решить, что мы понимаем под словами «юмор» и «смеялся». Есть смех пустой; а есть смех, ниспровергающий заслоняющих Небо идолов, — чтобы воссияло Солнце Правды. Была ли Христу свойственна прямая самоирония как у Павла — едва ли, т. к. что в себе может высмеять Безгрешный? Но вот Фёдор писал, что эпизод с исцелением слепого — настоящее юродство: «Околдованные красотой древних пылей, зыбящихся в солнечном, витражно просеянном луче, мы не видим юродства Христа. Плюнул, палочкой помешал плевок на песке и глаза слепому этим брением помазал. И так: на каждом шагу, вплоть до каннибалистической заповеди о причастии — это уж вообще ни в какие ворота. Кто может слышать таковое?!..» А притчи Иисусовы — это юмор или нет? Ведь они очень похожи на современные русские анекдоты: это нарратив; это вымышленное; нарочитая многозначность; зачастую некий абсурдизм; не до всех доходит, а до кого доходит, у того щёлкает что-то в уме и в сердце, и страшное и важное (например, смерть) становится нестрашным и незначительным, и звучит катарсический смех. А чудесные насыщения и хождение по водам? А эпизод на пути в Эммаус? А Преображение? А Воскресение? В определенном смысле это всё остроумнейшие, смешнейшие выходки. Огрешин писал о том, что Иисус — своего рода «добрый трикстер», и это словосочетание — такой же оксюморон, как «вочеловечившийся Творец», «распятый Мессия» или «сила, которая совершается в немощи». Христианство всё построено на оксюморонах и парадоксах.

olegpaschenko: (Default)

Галилеян узнавали в Иерусалиме по акценту. Да и сам диалект был какой-то примитивный, нечистый, безграмотный.

... и вот в Храм Христа Спасителя вламывается толпа каких-то гастарбайтеров и типа самый умный из них начинает строить из себя Рюриковича.

Бардак. Сумасшедший дом какой-то.

Пздр. с праздником Входа Господня во Иерусалим, всем привет, хорошего дня.

+


Недавно был помысл, что JuSa (Jupiter-Saturn) — это, возможно, Иисус (при рождении к-рого как раз было соединение Ю. — отождествлявшегося с Царем, с С. — ассоциировавшимся с Израилем), слияние этих планет — распространённый некогда Его символ («Иоганн Кеплер обратил внимание, что на 7 год н. э. приходится великое соединение Юпитера и Сатурна в зодиакальном знаке Рыб; в древней, особенно древнеперсидской, астрологии, занимавшейся предсказаниями великих событий, циклам Юпитера и Сатурна уделялось очень большое внимание» и т. п. — Г. Ястребов).

Q.: Does the term JuSa stand for the balance of forces, the light and the darkness entity and eternal fight?
Anna-Varney: …to a certain degree perhaps. JuSa is the marriage of two principles, as you can find it illustrated and expressed in the logo of Sopor Aeternus.



Может быть, неосознанно; впрочем, известно, что Анна-В. встревало по раннехристианской и гностической мистике. Это вот к этой огрешинской записи про трикстерство:

Христос имеет если не все, то многие черты трикстера. Двойственная сущность (впрочем, классический трикстер имеет в т. ч. и звериное начало наряду с божественным, а этого в образе ИХ нет, если не считать отожествление Его с агнцем, т.е. жертвенным животным, или с козлом Азазеля искупительная жертва; также змий, ср. Ин 3, 14—15). Демонстративное нарушение сакральных норм общества. Издевка над носителями этих норм. Демоничность с т. зр. представителей легитимной религиозности («силой вельзевула»). Абмивалентность образа царя-шута, царя-раба. Половая неопределенность (девственник). Страдания и позорная смерть. Власть избавлять других от страданий, полученная благодаря собственному перенесению страданий («сам искушен быв, может и искушаемым помощи»). Близость к спасителю в д. сл. = тождеству со спасителем — ожидаемым мессией. Посредничество между небесным и земным мирами.




olegpaschenko: (Default)

Не просто историческое лицо,
страдавше, погребенно и воскресше,
но и всё, что я когда либо смел
любить в людях и в вещах,
сосредоточенное во едином Существе.
Вдруг сильно потащило.
Вот Он,
Ревущий огонь и мятное
движение воздуха.
Память маленького сомнамбулы,
чего, казалось бы, не было:
хлебный, сахарный, алкогольный.
Или вечер —
живой ветер
гонит немёртвые листья,
впереди — то,
что
теперь уже, кажется, было.
Надмосковский
трансгосударственный
университет Имени.

Олег,
я разговаривал;
твой —
плачет белугой;
комната твоя —
опломбирована.
Будут, наверное,
удалять.

olegpaschenko: (Default)

А. Кураев. Что же такое распятие?

Цицерон эту казнь называл самой ужасной из всех казней, которые придумали люди. Суть ее состоит в том, что человеческое тело повисает на кресте таким образом, что точка опоры оказывается в груди. Когда руки человека подняты выше уровня плеч, и он висит, не опираясь на ноги, вся тяжесть верхней половины тела приходится на грудь. В результате этого напряжения кровь начинает приливать к мышцам грудного пояса, и застаивается там. Мышцы постепенно начинают деревенеть. Тогда наступает явление асфиксии: сведенные судорогой грудные мышцы сдавливают грудную клетку. Мышцы не дают расширяться диафрагме, человек не может набрать в легкие воздуха и начинает умирать от удушья. Такая казнь иногда длилась несколько суток. Чтобы ускорить ее, человека не просто привязывали к кресту, как в большинстве случаев, а прибивали. Кованые граненые гвозди вбивались между лучевыми костями руки, рядом с запястьем. На своем пути гвоздь встречал нервный узел, через который нервные окончания идут к кисти руки и управляют ей. Гвоздь перебивает этот нервный узел. Само по себе прикосновение к оголенному нерву — страшная боль, а здесь все эти нервы оказываются перебиты. Но мало того, чтобы дышать в таком положении, у него остается только один выход — надо найти некую точку опоры в своем же теле для того, чтобы освободить грудь для дыхания. У прибитого человека такая возможная точка опоры только одна — это его ноги, которые также пробиты в плюсне. Гвоздь входит между маленькими косточками плюсны. Человек должен опереться на гвозди, которыми пробиты его ноги, выпрямить колени и приподнять свое тело, тем самым ослабляя давление на грудь. Тогда он может вздохнуть. Но поскольку при этом руки его также прибиты, то рука начинает вращаться вокруг гвоздя. Чтобы вздохнуть, человек должен повернуть свою руку вокруг гвоздя, отнюдь не круглого и гладкого, а сплошь покрытого зазубринами и с острыми гранями. Такое движение сопровождается болевыми ощущениями на грани шока.

Евангелие говорит, что страдания Христа длились около шести часов. Чтобы ускорить казнь, стража или палачи нередко мечом перебивали голени распятому. Человек терял последнюю точку опоры и быстро задыхался. Стражники, охранявшие Голгофу в день распятия Христа, торопились, им нужно было закончить свое страшное дело до заката солнца по той причине, что после заката иудейский закон запрещал прикасаться к мертвому телу, а оставлять эти тела до завтра было нельзя, потому что наступал великий праздник — иудейская Пасха, и три трупа не должны были нависать над городом. Поэтому команда палачей торопится. И вот, св. Иоанн специально отмечает, что воины перебили голени двум разбойникам, распятым вместе со Христом, но самого Христа не коснулись, потому что видели, что Он был мертв. На кресте заметить это не трудно. Как только человек перестает без конца двигаться вверх-вниз, значит, он не дышит, значит, он умер...

Евангелист Иоанн сообщает, что когда римский сотник пронзил копьем грудь Иисуса, то из раны излились кровь и вода. По заключению медиков, речь идет о жидкости из околосердечной сумки. Копье пронзило грудь с правой стороны, дошло до околосердечной сумки и сердца — это профессиональный удар солдата, который целится в незагражденную щитом сторону тела и бьет таким образом, чтобы сразу достать до сердца. Из уже мертвого тела кровь истекать не будет. То, что кровь и вода излились, означает, что сердечная кровь еще раньше, еще до последней раны перемешалась с жидкостью околосердечной сумки. Сердце не выдержало мук. Христос умер от разрыва сердца раньше.

olegpaschenko: (Default)

[livejournal.com profile] ogreshin:

Христос имеет если не все, то многие черты трикстера. Двойственная сущность (впрочем, классический трикстер имеет в т. ч. и звериное начало наряду с божественным, а этого в образе ИХ нет, если не считать отожествление Его с агнцем, т.е. жертвенным животным, или с козлом Азазеля искупительная жертва; также змий, ср. Ин 3, 14—15). Демонстративное нарушение сакральных норм общества. Издевка над носителями этих норм. Демоничность с т. зр. представителей легитимной религиозности («силой веельзевула»). Абмивалентность образа царя-шута, царя-раба. Половая неопределенность (девственник). Страдания и позорная смерть. Власть избавлять других от страданий, полученная благодаря собственному перенесению страданий («сам искушен быв, может и искушаемым помощи»). Близость к спасителю в д. сл. = тождеству со спасителем — ожидаемым мессией. Посредничество между небесным и земным мирами.

Царственный образ Христа сложился уже после непосредственно евангельской эпохи. Синоптики представляют, очевидно, пристрастный взгляд на Учителя. В противоположность евангелистам и раннехристианским писателям в иудаизме вырабатывается традиция взгляда на Иешу, где он предстает с утрированно отрицательными и гротескными чертами хитреца, наглеца и колдуна, «похитившего» Тайное имя Бога, т. е. имеем в д. сл. образ классического трикстера, но без положительного итогового значения, которое обычно получает деятельность трикстера.

olegpaschenko: (Default)

Всё напрасно, не работает ничего.
Не работают техники, ни инструкции,
ни алгоритмы, ни внешний императив.
Гарантия вышла.
В проёме пустых устен —
космический свист.
Кто видел влюблённых людей, знает:
они неподсудны, не спят,
не нуждаются в пище,
не замечают стен,
входят в закрытые комнаты.

К человеку приходит Король небес:
— Привет, человек.
По всем человеческим меркам ты труп.
По Закону ты труп.

— По Закону?
— Да, это Мой Закон. Помнишь,
что там написано? «Будь хорош».
Ты и этого не умеешь,
а Я тебе говорю: будь безупречен.
Как видишь, ты труп.

— Что же делать?!
— Держись за Меня
ничего не бойся,
умрём вместе.
В огонь пойдём вместе.
На Суд не пойдём.
В конце все спасутся.

— Но какие гарантии?!
— Без гарантий.
— Знамение хотя бы?
— Знамение? Хорошо. Покажу,
как в закрытую комнату входит труп,
а выходят влюблённые боги,
и ослепительный, но не слепящий свет.
И будет с тебя.

— Что я должен?...
— Ничего, всё бесплатно.

Здесь человек расслаивается:
внешний — пуст и подсуден;
под лязг шестерён Закона
и хруст человеческих мерок
огромный точильный шар земной
стирает его в порошок.
Где же внутренний?
Цепляется за Короля
побелевшими паче снега перстами.
Проходят долиною смертной тени.
Очень страшно, техники не работают.
— Да, — повторяют ему в сотый раз, — бесплатно;
нет, — говорят, — никаких гарантий.

olegpaschenko: (Default)

Что значит «захотеть этого очень трудно», как это? Похоже на оксюморон, если вдуматься: уж либо трудно — либо захотеть. Митр. Антоний (Блум) рассказывал, что в юности у него были некие нехорошие экстрасенсорные способности (неважно, были ли они у него на самом деле — важна сюжетная схема); когда к нему явился странный человек и предложил объединиться, чтобы манипулировать людьми с какой-то нечистой целью, — Блум кое-что заподозрил, визитёра прогнал, а сам стал молиться: Господи, если это не от Тебя, возьми это от меня! — и в результате способностей лишился. Примеряя эту историю на себя, один маленький но гордый «творческий работник», сотрудник крупной дизайн-студии, понимает, что ему на месте Блума было бы именно крайне трудно действительно захотеть отказаться от каких-то экстра-дарований (даже нехороших: уж очень они сладкие) — ради, скажем так, обыкновенной скромной человеческой святости. Это увы.

+
Тот же инвалид творческого труда до воцерковления 36 лет жил в неизбывном душном страхе перед наказанием, поражением или социальным осуждением, и страх был его главным побудительным мотивом; боящийся же, как мы знаем, в любви не совершенен. Христианство его освобождает от страха — внезапно ему становится известно, что он уже проиграл все игры и уже осужден на смерть всеми возможными фиксированными императивами (от Закона Моисеева до его собственных самодельных представлений о нравственном здоровье). Теперь можно не бояться: всё уже случилось и всё плохо. Осталась последняя надежда на чудо — но, если быть честным, только на такое Чудо, которое Само прошло этим кошмарным путём: Само Себя осудило на смерть и прокляло по Своему же собственному Закону («Проклят тот, кто повешен на дереве» — Втор 21, 23), умерло — но воскресло. Иначе сказать: осталась последняя надежда на то, что чудеса — всегда несправедливы. Это была иная формулировка вот этого. Это ура.

olegpaschenko: (Default)

Один человек родился неизвестно как,
его нашла у дверей нянечка из челюстно-лицевого.
Вырос, приехал, вёл информационную войну.
Обеззараживал раны, обезвреживал банкоматы и турникеты.
Цитировал Лосского, Нисского, провоцировал акции, превратил в балаган
праздничную телетрансляцию из кафедрального собора.
Погиб от несчаcтного случая в окраинном пункте охраны порядка.
Потом его видели одновременно в нескольких городах живым,
вскоре полностью прекратились какие бы то ни было смерти.

olegpaschenko: (Default)

[livejournal.com profile] steba цитирует Борга (автора книжки «Бунтарь Иисус»), к-рый в свою очередь цитирует Уолтера Винка:

Чаще всего эти слова понимают как призыв к пассивному приятию зла: не сопротивляйся, когда тебя бьют; пройди лишнее расстояние; не настаивай на своих правах. Короче говоря, стань тряпкой, пускай об тебя вытирают ноги. Кроме того, обычно эти слова относят к сфере личных взаимоотношений, но не к сфере политики. ...

В первом положении Иисус напоминает о законе воздаяния: «Око за око, и зуб за зуб». Этот принцип трижды приводится в Ветхом Завете. Он может показаться современному человеку варварством, но на самом деле он ограничивает возмездие: если человек лишил кого-то глаза или зуба, можно потребовать его глаз или зуб, но не более того. Этому Иисус противопоставляет иной принцип. Данные слова Иисуса часто переводят неправильно, как это делает NRSV: «А Я говорю вам: не противься злому». Однако греческий глагол, которые тут переведен как «противиться», чаще всего означает «сопротивляться с помощью насилия». Таким образом, этот текст не призывает отказаться от сопротивления злодею и сложить руки, взирая на зло. На самом деле, этот стих говорит: «Не противься злому с помощью насилия». Как ясно показывают последующие слова Иисуса, тут говорится: сопротивление нужно, а насилие нет.

Три следующих пункта представляют собой конкретные примеры ненасильственного сопротивления ).

Винк убедительно показывает, что нам не следует видеть в этих словах «правила», то есть что каждый раз в такой ситуации надо вести себя именно так. Трудно себе представить, что Иисус хотел научить людей «подставлять другую щеку» при каждом избиении; в этом случае жестокий хозяин вскоре должен бы был сказать: «Ага, это старый трюк, метод другой щеки». Скорее Иисус привел яркие примеры ненасильственного сопротивления для того, чтобы пробудить в людях творческие способности, которые позволят придумать много новых подобных тактик.

как-то так.
в метро, в офисе и ночью в южном бутово. (и в жж).

Между прочим, нечто узнаваемое.
Подобная риторика у Иосифа Бродского (в эссе «Напутствие»): «Смысл этих строк никак не в призыве к пассивности, а в доведении зла до абсурда. Они говорят, что зло можно унизить путем сведения на нет его притязаний вашей уступчивостью, которая обесценивает причиняемый ущерб. Такой образ действий ставит жертву в активнейшую позицию — позицию духовного наступления. Победа, если она достигнута, не только моральная, но и вполне реальная. Другая щека взывает не к совести обидчика, с которой он легко справится, но ставит его перед бессмысленностью всей затеи».

Подчеркнём, что это вовсе не индивидуальная «тактика выживания в условиях гонений», но подразумевается именно некая более благородная цель: нейтрализовать источник зла (чтобы облегчить жизнь другим жертвам). Изменить реальность таким образом, чтобы злонамеренное усилие причиняло меньше вреда или не причиняло его совсем.

***
Изменить реальность — каким образом? )

***

И, конечно, это толкование никогда не станет общепринятым, потому что подобная программа действий (как любая, относящаяся к царскому пути), требует постоянного творческого напряжения и неслабнущих усилий. Ослабев, соскальзываешь либо в толстовство и пацифизм с «фигой в кармане» — либо в хоругвеношение и насильственное обращение языков. Как всё это трудно, но скоро отпуск.

Profile

olegpaschenko: (Default)
olegpaschenko

July 2012

S M T W T F S
1 234 5 67
89 10 11121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 28th, 2017 12:37 am
Powered by Dreamwidth Studios