olegpaschenko: (кожа)

Один хороший англиканин пишет, что невидимый (духовный; населяемый духами) мир соприкасается с физическим tangentially; М. Завалов перевёл это как «по касательной», что, с одной стороны, не точно, потому что невидимый мир в каком-то смысле физическому параллелен, то есть немедленно доступен из любой точки и, стало быть, полностью совпадает с нашим территориально.

С другой стороны, хронотопография духовного мира совершенно иная, нежели наша. Координаты там удобнее использовать полярные. А также совсем иной смысл имеет там дуализм «одновременное — последовательное» или, например, «единственное — множественное» (там этот дуализм не антиномичен; возьмём хотя бы такого узкого специалиста, как бес тщеславия: с одной стороны, он свой для каждого отдельно взятого человека — вместе с тем, это всегда один и тот же бес).

Опорно-двигательным аппаратом и средством передвижения для нас, двоякообитающих людей, является в духовном мире не иное что, как наш нравственный орган.

То есть если я проявил, например, любовь и деятельное сострадание — тем самым я сделал шаг по залитому Солнцем правды тротуару невидимого города.

Если же я именем Господним кляхся, или похулих е в помышлении моем; или кого укорих; или оклеветах кого гневом моим, или опечалих, или о чем прогневахся; или солгах, или безгодно спах, или нищ прииде ко мне и презрех его; или брата моего опечалих, или свадих, или кого осудих; или развеличахся, или разгордехся, или разгневахся; или стоящу ми на молитве, ум мой о лукавствии мира сего подвижеся, или развращение помыслих; или объядохся, или опихся, или без ума смеяхся; или лукавое помыслих, или доброту чуждую видев, и тою уязвлен бых сердцем; или неподобная глаголах, или греху брата моего посмеяхся, моя же суть безчисленная согрешения; или о молитве не радих, или ино что содеях лукавое, не помню, та бо вся и больша сих содеях, — это сигнализирует о том, что в очередной раз в невидимом городе меня напоили водкой с клофелином, избили, ограбили, изнасиловали и бросили умирать в кювете, в промзоне, под жёлто-коричневым небом.

olegpaschenko: (Default)



маркетинговые ходы издательства «эксмо» (названия, даваемые переведенным книгам в отечественном прокате; подзаголовки; рекламные тексты; оформление обложек; прочее) — всё более идиотские от издания к изданию

впрочем наверное так надо.


От переводчика:

Быть может, не самая бесспорная (у меня тут много вопросов и сомнений), но прекрасная книга. Из лучших книг на тему вообще.

Райт как всегда силен тем, что видит проблему в «большой картине». И верен Библии, даже когда это не слишком уютно.

Что ИМХО верно — он отказывается от метафизических рассуждений о проблеме зла. Потому что Библия дает невнятные ответы на вопросы типа: откуда зло или какова его природа. Там всегда вопрос стоит иначе: что Бог делает со злом. Для Райта вся т.н. «священная история» — зачем появился Израиль и зачем пришел Иисус — именно и есть ответ на зло.


цитата для того юзера из екатеринбурга, с которым состою сейчас в переписке:

Зло как идолопоклонство

Когда мы, люди, совершаем акты идолопоклонства и поклоняемся тому, что не Бог, мы каким-то образом отдаем другим существам и силам вселенной власть, влияние, владычество над нами, которыми на самом деле мы, при участии Бога, должны обладать относительно их. Когда ты поклоняешься идолу любого рода, ты каким-то образом отрекаешься от должной власти человека над миром и передаешь ее какой-то иной сущности, каковой бы она ни была, пробуждая к жизни силу, враждебную Богу, силу, которая враждебна творению, потому что, будучи частью преходящего мира, она обречена на распад и уничтожение и, если не соблюдать осторожность, утащит тебя за собой. Вот почему, как я думаю, есть по крайней мере доля правды в теории, ставшей популярной благодаря трудам Уолтера Винка, согласно которой внутренние или сокрытые силы, действующие внутри организаций и компаний, в обществе и юридических организациях и даже в церквях, есть сумма вложенной в них духовной энергии людей, которые тем самым отказываются от ответственности и передают ее организациям любого рода. Я верю, что это правда, хотя и не вся правда.


здесь можно скачать фрагмент: http://andreios-ab.livejournal.com/2895.html

olegpaschenko: (день мёртвых)

Начиная с Тертуллиана мы находим обсуждение вопроса, как именно будет выглядеть воскресение... Допустим, каннибал съест христианина, а затем сам обратится к вере. Тело христианина вошло в состав тела каннибала: кому же что от него достанется в момент воскресения?

Тертуллиан на это бесцеремонно отвечает: это проблема Бога. Он нас сотворил и уж как-нибудь все уладит. Ориген отвечает на тот же вопрос более изысканным образом. Наши тела, говорит он, в любом случае находятся в текучем состоянии. У нас отрастают волосы и ногти, и мы их подрезаем, но это еще не все: медленно меняется все вещество нашего тела. Через нас проходят частицы, которые сегодня мы называем атомами и молекулами, так что мы сохраняем форму, но не состав тела. (К. С. Льюис проиллюстрировал подобные аргументы следующим образом: в этом отношении, говорит он, я подобен изгибу водопада.) Отделенный тысячелетием от Оригена и почти тысячелетием от Льюиса Фома Аквинский повторяет те же самые аргументы. И это здравая мысль: сегодня мы знаем, что в нашем организме все атомы и молекулы обновляются примерно раз в семь лет. Значит, по своему составу я уже совершенно иной человек, чем десять лет назад. Но я все равно остаюсь собой. Совершенно неважно, вернутся ли к нам наши прошлые молекулы, хотя некоторая преемственность здесь возможна. Те, которыми мы временно пользовались, ранее принадлежали другим живым организмам, а через какое-то время, когда они нам не понадобятся, ими воспользуются новые. Мы прах и в прах возвратимся. Но Бог может сделать нечто новое и с прахом <...>.

Недавно от админа случайно узнал, что мне за последний год сделали три полных апгрейда — то есть заменили компьютер на более мощный. Админ приходит рано утром и переносит всю информацию секретным админским способом. Если бы он мне не сказал, я так бы до сих пор удивлялся, отчего мой старый верный МакПро первой серии иногда начинает работать в полтора раза быстрее. Выходит, что непристойные ласковые прозвища, которыми я снабжал машину все эти годы, относились к софту, а не к железу.

Итак, река это не воды, а русло. Организм это не «клетки», а... не знаю... генетическая информация? логос?

Люди — как деревья: листья осыпаются, корни врастают в небо.



Фото[livejournal.com profile] yanah. Эти стволы, кажется, образуют некую двухбуквенную аббревиатуру, но непонятно какую.

olegpaschenko: (Default)



Св. Афанасий Великий:
Вознесение Спасителя означает обо́жение (теозис) его человеческой природы, которая становится невидимой для телесного ока.

Иными словами, не «улетал» и не «развоплощался», но остаётся здесь у нас (и, в то же время, и, тем же самым, — одесную Отца) воплощённым прямо сейчас — но мы таковы, что Его не видим. То есть «небеса» — не место и не параллельный мир, но особое состояние человеческой природы. Райт:

Идея о том, что воскресший Иисус как в полном смысле этого слова телесный человек теперь пребывает на «небесах», шокирует людей, в том числе и христиан. Отчасти это объясняется тем, что по мысли многих божественный Иисус временно отказался от этого качества и стал человеком, а затем, побыв какое-то время в теле, перестал быть человеком и снова стал божественным (по меньшей мере, многие люди думают, что именно в это верят христиане). Но более весомой причиной этого шока является то, что наша культура понимает «небеса» в платоническом смысле как «духовную» или «нематериальную» реальность по определению, а потому мысль о реальном теле, которое не просто присутствует, но обрело свое пристанище на небесах, кажется ошибкой в категориях. Вознесение призывает нас пересмотреть наши представления: в конце концов, почему мы так уверены, что правильно понимаем «небеса»? Лишь потому, что такое понимание внушает нам современная культура.

В маленьком храме на территории Мамаевой слободы женщина в платке говорит двухлетней дочери, указывая на икону Спасителя:
— Смотри, это — Боженька!
— Где Боженька? Я не вижу! Где Он бегает?

где-то здесь бегает
вот буквально только что пробегал

olegpaschenko: (Default)

Отец Игорь-[livejournal.com profile] ignaty_l привстали на рельсы, прочитав, что Бог — этическое существо (я между прочим это уже убрал); в комментариях там уже идет некая лавкрафтианская жуть: не этическое — живое, животное, и наиболее богоподобен этакий витальный кальмар, чем витальнее, тем богоподобнее, фтагн! Разумеется, я не имел в виду дядю в буклях и в мантии и с молотком и с томом «Этики»; а имелось в виду, что Бог своих не бросает. Кто такие свои? все — свои. Семя Авраамово, все человечество.

Райт о праведности Бога в павловом богословии:

Коль скоро мы рассуждаем в юридических категориях, бессмысленно говорить, что судья «прививает», «переливает», «вверяет», «передает», иными словами, каким-то образом «делится» своей праведностью с истцом и ответчиком. Праведность — не предмет, не субстанция и не газ, который в нужное время распыляют в зале суда... Божья праведность состоит в Его верности Завету, следуя которому, Бог, как надеется Израиль, оправдает Свой народ, признает его «праведным» подобно тому, как судья признает правоту или «оправдает» ответчика. Но сама Божья праведность остается, если так можно выразиться, неотчуждаемой собственностью Бога. Она — причина, по какой Бог оправдывает Свой народ, а не статус, который при этом присваивается ему...

Поскольку Бог для Павла — Творец, непрестанно действующий в мире, у нас есть все основания полагать, что Его атрибуты неотделимы от действий... Если понимать dikaiosune theou в нашем смысле, справедливость не будет противоречить милости, и наоборот. Божья справедливость — это Его любовь в действии, она исправляет пороки мира, беря их на себя. Его справедливость движется любовью, и потому она не может быть слепой или вздорной, это не бездушный «юридический механизм», который подчинен Богу, или, наоборот, которому подчинен Бог.

olegpaschenko: (Default)

Н. Т. Райт. Иисус. Надежда постмодернистского мира:

христианство началось с присущей исключительно иудеям убежденности в том, что средоточием всей мировой истории в какой-то определенный момент времени должно было стать вполне определенное место на карте. Иудеи не сомневались, что это и точкой является их собственная страна и ее столица, и что неизвестный им пока момент времени наступит очень скоро. Живой Бог раз и навсегда поразит зло, и повсюду воцарятся мир и справедливость. Ранние христиане верили, что все это уже свершилось в Иисусе из Назарета и через него. Как мы увидим позже, они верили в это по той причине, что, во-первых, в это верил сам Христос, и, во-вторых, потому что после распятия Бог доказал его правоту. В этом и заключалась суть ранней христианской эсхатологии: не в ожидании буквального конца вселенной, заключенной в пространственно-временные рамки, а в ощущении, что мировая история подошла или, вернее, уже достигла своей кульминации <...>

Один за другим иудейские авторы того времени, как, впрочем, и современные ученые, подчеркивали, что иудейские законы не были предназначены стать некой «служебной лестницей», по которой соблюдавшие их могли бы взобраться на небеса. Они скорее определяли границы для народа, находившегося во враждебном окружении. Причина столкновений Иисуса с фарисеями заключалась не в том, что он, отвергая общественную мораль, проповедовал оправдание по вере, тогда как фарисеи надеялись оправдаться делами. Дело скорее в том чтo eгo представление о Царстве Божьем тpeбовало oт Израиля отказа oт безумных попыток добиться независимости, на кoтopыe его вдохновляли приверженцы древних традиций и законов. Вместо этого Израилю надлежало исполнить свое пpизвание — быть светом мира и солью земли.

via [livejournal.com profile] knizhkin

olegpaschenko: (Default)

Перефразируя известный вопрос Теодора Адорно (можно ли писать стихи после Освенцима), спросим: можно ли верить в Бога после Освенцима? Ответим так: в Бога как некую высшую философскую категорию, устанавливающую порядок в мире, после Освенцима верить нельзя. Это либо злой бог, либо бог, которому неинтересны наши земные дела <...> Можно верить лишь в Бога, Который умер в Освенциме, как Он же за две тысячи лет до того умер на кресте. (Владимир Френкель. Бог и зло в современном мире. «Христианос-XVIII». Рига, 2009 г. С. 58)

апдейт: понятно, что адорно с освенцимом в наши иллюзорные дни никого не трогают; тогда вот такая формулировка того же самого:

...все народы мира соберутся, чтобы совершить суд над Богом за все зло мира — и тут, поражённые, увидят, что приговор над Богом уже был приведён в исполнение. (Николас Томас Райт, цитирующий некий трактат; via [livejournal.com profile] steba)

olegpaschenko: (Default)

к-рый верит, что религия есть умственный cheat-код, т. е. присадка, смягчающая жёсткую необъяснимость реальности путём формирования на её поверхности пушистой пенной шапки иллюзий. О аθеист! знай, что реальность — просто реальна (в отличие от иллюзий, которые иллюзорны), вне зависимости от того, объяснил её кто-либо или нет, — и спасибо ей за это; религия же не имеет отношения к объяснениям и обоснованиям.

Лактанций полагал, что слово religio происходит от латинского глагола religare — вязать, связывать, привязывать, сковывать — и означает связывание, узы, соединяющие нас с Богом. Предложенная Лактанцием этимология закрепилась в христианской культуре.

Религия есть восстановление связи и тяга к воссоединению со всем, что есть самого хорошего (с тем, что лучше меня) — нечто ценностное, а не познающее; причём, например, теизм — это когда всё действительно самое хорошее признаётся трансцендентным наличной реальности. С печалью и надеждой признаётся трансцендентным. Если художник пытается приблизить картину к «иллюзорному», «недостижимому», но безошибочно прозреваемому, поэтому объективно существующему совершенству — это вполне религия. «Медвежонок практически всегда здесь, хоть и любит считать звёзды. Рацио в нём сильнее, хотя он и не хочет, чтобы кто-то догадывался об этом. Медвежонок любит играть в Ёжика, но Ёжик сам по себе такой, ему не нужно ничего играть, он просто есть и всё. И вряд ли Ёжик понимает, что он — Ёжик» — религия. Электроник хочет стать человеком — это его религия. Невротик упорядочивает иконки на десктопе по гематрическим суммам имен файлов — тоже религия. Сказано, где сокровище ваше, там сердце будет ваше.

«Ты становишься подобен предмету твоего поклонения. Когда ты с благоговением, восхищением и изумлением взираешь на кого-то или на что-то, ты начинаешь приобретать качества предмета поклонения. Поклоняющиеся деньгам в конечном итоге становятся живыми калькуляторами... Когда ты с любовью и благодарностью взираешь на Бога, по образу которого создан, ты и в самом деле растешь. Ты лучше начинаешь понимать, что значит быть живым в настоящем смысле слова. И наоборот, когда ты так же преданно поклоняешься кому-то или чему-то еще, человека в тебе остается меньше», пишет Райт.

Как я устал, кто-нибудь позвоните моему агенту. О как я устал и тоскую от того, что никакого агента у меня на этом свете нет. Моя тоска, моя усталость от того, что моему Агенту не дозвониться — вот религия.

(Когда я слышу слово «религия», я хватаюсь за шибболет). У всех в этом году какой-то особенно мерзкий бронхит; никак не выкроить двух часов для религиозного поклонения шороху опавших листьев в лесопарке; а уеб-дизайн скоро кончится, потому что интернет стремительно превращается в обклеенную порнобаннерами многопользовательскую операционную систему: чем меньше в ней будет визуального разнообразия, тем лучше для многопользователей.

olegpaschenko: (Default)

Христос воскресе, и это как минимум.

По просьбе [livejournal.com profile] aspote делаю из книги Райта выписки, касающиеся некоторых технических особенностей грядущего телесного воскресения всех людей (и жизни будущего века вообще): какими будут новые тела; проблема нефиксированного телесного состава; проблема перенаселённости; о сохранении телесных недостатков; что такое физически нетленное тело; зачем нам новые тела.

Павел предлагает нам вообразить себе новый тип физической природы, которая относится к нашему нынешнему телу примерно так же, как нынешнее тело относится к призраку. Это нечто куда более реальное, более прочное, более телесное, чем наше нынешнее тело — подобно тому как нынешнее тело более вещественно, более осязаемо, чем бесплотный дух. Иногда, описывая тяжело больного человека, мы говорим, что «от него осталась только тень прежнего». Если Павел был прав, это означает, что в нынешней жизни христианин всего лишь тень самого себя в будущем. Он станет в полной мере самим собой, когда получит новое тело, которое (уже подобрав должным образом размер) заготовил ему Бог в Своем хранилище на небесах, чтобы облечься в него поверх старого — или поверх того Я, которое сохранилось после смерти тела <...>.

Начиная с Тертуллиана мы находим обсуждение вопроса, как именно будет выглядеть воскресение ).


Моё первое эсхатологическое переживание относится к 1977 году, когда я лежал под одеялом и размышлял о том, как поступят с зарытыми в землю мертвецами, когда Солнце погаснет, и земляне станут грузиться на звездолёты, чтобы спастись в соседнюю галактику. Улетят, а меня оставят в могиле? Лежать под чёрным и холодным Солнцем?

Прибежавшая на звуки рыданий мама заверила: не плачь, всех мертвецов эксгумируют, набьют ими трюмы и заберут с собой на небо. Я сделал вид, что успокоился.


Остров Пасхи. Фото [livejournal.com profile] tyagny_ryadno

Как видим, ни эксгумации, ни эвакуации не потребуется: небо само намажется на землю как ранозаживляющая мазь на ссадину.

Думаю, что и Солнце не погаснет, и в макрокосмическом масштабе всё будет хорошо, и даже с законами термодинамики всё обойдётся (энтропия как неубывала, так и будет неубывать, в противном случае в веке будущем мы будем, например, лишены листопада и золотой осени — чего бы не хотелось; но Дух Святый всё скомпенсирует).

Уподоблю светила жемчужному ожерелью, которое, как говорят, тускнеет без контакта с Телом. Но вот когда Господь его наденет — светила воссияют в вечной славе. Как-то так.

Ещё важное: правильный ответ на вопрос «будет ли у меня такая подушечка, когда я умру» — Да. И велосипедик будет.

Update: но преображённые, и принадлежащие преображённому. Иначе.

olegpaschenko: (Default)

Смерть.

Хорошая книга под плохим названием «Главная тайна Библии: смерть и жизнь после смерти в христианстве» Тома Райта в переводе [livejournal.com profile] steba, тем временем, шествует по книжным магазинам страны (в «Москву», например, завезли ещё).



В ужасной суперобложке.

Принято думать, что христианство учит о небе вверху, куда отправляются спасенные или блаженные, и об аде внизу для нечестивых и нераскаявшихся. Многие люди, как вне, так и внутри церкви, всё еще считают, что такова официальная позиция христианства. <...>

Люди, как правило, изумляются, когда им сообщают о фактическом положении вещей ).

Чтоб вы знали.

Апдейт. Краткое содержание записи для тех, кто не читает длинных подкатов
Смерть. Книга Райта «Главная тайна Библии» в переводе Миши Завалова поступила в продажу. В ней написано следующее. Вопреки массовому заблуждению, христианская эсхатологическая перспектива состоит не в бегстве спасённых бестелесных душ в «духовные миры» — а в телесном воскресении в конце времен в своих телах и в материальном (преображённом) мире. Далее — практические из этого известия следствия. Чтоб вы знали.

Profile

olegpaschenko: (Default)
olegpaschenko

July 2012

S M T W T F S
1 234 5 67
89 10 11121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 04:19 pm
Powered by Dreamwidth Studios