olegpaschenko: (Default)

Этнограф Анна Смоляк, в конце ХХ века изучавшая народы Нижнего Амура (ульчи, нанайцы), сообщала: если у любого жителя нанайской деревни спросить, где находится его душа, тот пожмет плечами — мол, это может знать только наш шаман. Кто-то нёс свою душу на загривке, у кого-то она была зажата под мышкой, у кого-то сидела в волосах, но чаще всего она бегала подобно собачке неподалёку — ни один из опрошенных не помещал её внутрь своего тела.

Мы записали от старых нанайцев весьма показательный обычай, связанный с понятием о душе: в прошлом нанайцы уезжали из постоянных зимних жилищ на рыбалку, на путину, где жили семьями один-два месяца. При отъезде, погрузив все имущество, детей, собак в лодку, старики, обернувшись к покидаемой стоянке, кричали, звали детей по именам, хотя все дети сидели уже в лодке (Полокто Киле, 1970 г.). Это делали из опасения, чтобы души детей не остались в этих глухих местах одни; это могло бы повредить детям, так как в тайге душу могут схватить злые духи. (Анна Смоляк. Шаман: личность, функции, мировоззрение)

В духовном ландшафте этих неписьменных народов древнейшее понятие о едином Боге-Творце хоть и сохранилось в сакральной памяти, но вынесено за скобки, перешло в область эзотерического знания (об этом осведомлён только колдун). Поэтому отсутствует представление об уникальной личности как образе Божьем, нет консолидирующего начала. Человек понимается не как личность, а как децентрализованный конгломерат нескольких сущностей (тела; телесной, или «материнской», души уксуки, «небесной» души панян — той самой любительницы прогулок; и ещё одной души эрген, относящейся к творящему человека жизненному импульсу).

Следует иметь в виду, что если для большинства нанайцев все эти качества имела одна душа – панян, то некоторые особо знающие шаманы и старики, говорили, что душ таких несколько. Но рассказы об этом отличались путанностью. Видимо, более тонкие различения душ в среде современных нанайцев забылись. Однако этнографический материал свидетельствует о явлении полипсихизма у многих неписьменных народов. У индейцев дакота, по сообщению французского миссионера начала XVIII века Шарлевуа, существует мнение, что одна душа остается после смерти в теле, вторая – в его селении, третья отлетает в воздух, четвертая отправляется в страну духов. Карены, кроме ответственной за прижизненные поступки нравственной части души – тхах, знают еще двух личных жизненных духов – ла и кела. У индийских гондов также существует вера в четыре души. Древние римляне полагали, что после смерти плоть скроет земля, тень будет витать вокруг могилы, Орк (потусторонний мир) примет манов, а дух вознесется к звездам.

Полипсихизм – очень характерный момент религиозности неписьменных народов. В принципе, и в высоких религиях иногда имеется память о многих составляющих человека душах. Но все они настолько объеденены личностью человека, его богоподобной сущностью, что утрачивают особливую свою значительность. Древняя, читаемая уже в египетских текстах III тысячелетия до Р. Х., но присутствовавшая, по всей видимости, и много раньше, в доистории идея, что человек – образ Божий [Мерикара, 132], не позволяла человеку распасться на множество душ. Сколько бы энергий ни сосуществовало в человеке, он оставался их хозяином и средоточием. Живая вера в единого Творца и Держателя мира делала и верующего таким же единством для сил, пребывающих в нем. Напротив, там, где Творец всяческих «выносился за скобки» сознания и ум погружался в стихию бесчисленных духов, человек также терял присущую ему цельность, его энергии обретали несвойственную ранее самостоятельность, персональность. Начинали «бродить, где хотели». Отсюда – актуальный полипсихизм практических всех неписьменных народов.

Нанайцы не потому только путались в счислении душ, что семидесятилетний период атеистической пропаганды коммунистической эпохи порядком «проветрил» их головы, но и потому еще, что ни предание, ни живой опыт, полученный шаманом в камлании, не позволяют сосчитать человеческие энергии. Коль они не центрованы личностью, число таких энергий – «легион». (А. Б. Зубов. История религий. Курс лекций)

olegpaschenko: (смотрением смотриши)

…Людей «слившихся с абсолютом» можно увидеть после некоторых травм головы… в общем, работа в психиатрии меня окончательно разуверила в сушествовании «души». Но не только из-за одного этого факта конечно.

…Плоды-то сомнительные: ходить под себя, не помнить кто ты и где и все в таком роде. Слишком легко люди из добрейших и умнейших людей превращаются практически в растения. Почему же какая-то небольшая фигня типа кирпича на голову так сильно меняет всего человека, то, что мы называет личностью и душой?

Да и в хирургии то же самое — капля вещества по вене и человека «нет» в течении нескольких часов. Нигде нет, надо сказать.


«…Нигде нет» — где гарантии, что мы хорошо поискали везде? Из того, что мы чего-то не нашли, не следует, что искомое в принципе отсутствует. Так думать ненаучно. Как пишет Игорь-Игнатий, «если с пользовательского интерфейса файл не виден, то это не значит, что файла вообще нет».

«…Ходить под себя…» — будем считать, что нам не повезло; есть и контрпримеры, например — история женщины, получившей положительный мистический опыт (без утраты социализации) в результате органического повреждения левого полушария мозга.

И потом — что именно мы искали, пытаясь найти «человека»? Личность? Индивидуальность? А что это такое?

Как пишет Родион, «если природа Бога — Жизнь (в смысле, зоэ, а не биос — О. П.), то индивидуальность — не цель, а средство». На каком основании мы считаем, что личность и индивидуальность проявляются там, где человеческая особь умеет контролировать мышцы малого таза, членораздельно говорить и соответствовать общественным соглашениям о приличном поведении? Почему это — главное? Некоторые византийские юродивые были совершенно десоциализированы, и тем не менее причисляются к лику святых в Православной Церкви. Программист в состоянии «потока» не помнит себя, утрачивает ощущение границ тела, никого не узнаёт и иногда (свидетельствую!) ходит под себя. Его именно что «нигде нет».

Почему в нашей культуре безногий человеком считается, бессовестный — тем более считается, а бессознательный — нет?

Человек — существо связное и всецелое, это бесконечно сложная неформализуемая система. Естественно, травма или интоксикация, как и вообще любой стресс, влияют на положение человека в координатах {дух, психология, тело}, положительно или отрицательно, — сложно. Разнообразно. Иногда корелляция есть, иногда её нет. И корелляция не означает зависимости. Щёлкни кобылу в нос — она махнет хвостом. Всё чудовищно сложно, это неохватный феноменологический комплекс. И делать редукционистские выводы типа «мистический прорыв ведет к недержанию мочи» — просто-напросто непрофессионально.

olegpaschenko: (Default)

1. Уличные урны в Лиссабоне устроены таким образом, что всё курящее население гасит сигареты о выгравированный на крышке герб своего города.

2. Квартал Martim Moniz (конечная остановка 28-го трамвая) полон китайских магазинов, об ассортименте которых можно получить представление по текстам Летова, напр., сорванные глотки, стреляные гильзы, проданные деньги, грозные плакаты или очевидные помои и сакральные тазы, челобитные разбои, кисловатые усы, нестерпимые просторы, проливные города и прочее в таком вроде. Всё это можно купить.

3. В среде португальцев, чаще у женщин, распространён фенотип: узкое и длинное треугольное лицо, впалые щёки, широкий но плотно сжатый рот, огромные глаза навыкате, эльфийская физиономия, которая никак не коррелирует с телосложением — оно может быть при этом плотным или даже полным.

4. В ту секунду, как моя нога коснулась земли в лиссабонском аэропорту, разжался многолетний московский мимический зажим — наморщенность лба. Пытался сымитировать его перед зеркалом, но тщетно, атрофия мышц: невозможно даже приподнять брови, абсолютно гладкий лоб. В Москве, однако, знаю, наморщенность вернётся.

5. В голову пришло, что особенность национальной фонетики, когда гласные во устах более закрыты, чем на письме (например, часто «о» произносится как «у» в португальском), обусловлена некоей общенациональной мимической судорогой, а та, в свою очередь, — общенациональным же историческим неврозом (были когда-то империей планетарного масштаба, а теперь просто маленькая страна на краю атлантической бездны; marginalissimo — слово, которое увидел на рекламном щите в пригороде Лиссабона).

6. В Лиссабоне мостовые масляно блестят, растущая Луна в них отражается дорожкой. Но это оптическая иллюзия — не покатаешься.

olegpaschenko: (подопытное)

1. Во сне имел переживание бестелесности: я и ещё несколько друзей превратились в свои стандартного формата (3×4 см) чёрно-белые фотокарточки. Некоторые из нас были разрезаны по диагонали ножницами. Ветер гнал нас по паркету огромного и пустого, залитого солнцем, актового зала.

Вдруг в дальней стене со стуком отверзлись высокие крашеные двери, и в зал вошли Настоящие Люди. Только в этот момент я понял, что данный сон является кошмаром.

2. Несколько недель тренировался не сбавлять скорости, проходя через самооткрывающиеся турникеты на выходе из ст. м. N (это действительно возможно). Когда решил, что научился, и решительно шагал с самым независимым видом, то свисающий с рюкзака ремешок зацепился за какую-то конструкцию, и я упал. Смирение, думал я, глядя на стремительно приближающийся пол, смирение.

olegpaschenko: (Default)


Helen Pynor


liquid ground 6
2010
c-type photographic print, face mounted on glass
160 x 110 cm



poisonous sores
from red sea blue water series
2007
c-type photograph on duratran, face-mounted on glass
173 x 39 cm

olegpaschenko: (Default)

12:31




Concept & Art Direction: Croix Gagnon
Photography: Frank Schott




В 1993 году тело 38-летнего казнённого убийцы и похитителя микроволновки по имени Джозеф Пол Джерниган разрезали на 1871 ломтик толщиной 1 мм и сфотографировали их для нужд науки; так получился известный ныне в интернетах ролик:



1.7M animated GIF )

В 2011 году ноутбуком с этим видео, воспроизводящимся на экране, водили перед объективом, снимая c длинной выдержкой.



Прибыль от продажи принтов идёт в фонд Amnesty International, «другой современной западной цивилизации у меня для вас нет».







via Sullivan@FB

olegpaschenko: (эйяфьятлайокудль)

Здесь в каментах состоялся разговор насчёт этой лекции Джилл Тейлор (по поводу которой, разумеется, охотно острят, дескать, «найден способ решения проблем человечества: удалить себе мозк» и прочее в этом роде). Можно включить русские субтитры.



Текст лекции на русском языке )

[livejournal.com profile] ibsorath:
В данном случае вообще глупо получается. Люди путают «точку доступа» или «ключ доступа» к опыту с самим опытом. Это примерно как считать, что оказывается вся информация мира — это «всего лишь» словосочетание «google.сom»... или как утверждать, что многотомная энциклопедия — это «всего лишь» бумага и типографская краска. Можно конечно резкость модели настроить так, чтобы не видеть различия между одним и другим, но это проблемы выбора разрешающей способности.

Понятно, что, изменив состояние мозга, можно изменить спектр доступного опыта. Но для того, чтобы всерьёз сказать, что «состояние мозга — это И ЕСТЬ этот опыт», нужно совершить какой-то чудовищный эпистемологический кульбит, совершенно нелепый, если разобраться...

То есть как только оказывается у человека в руках рабочая и хорошая — в своей области! — модель, он склонен очаровываться силой этой модели и забывать, что это — только модель.

Хорошо работала «химическая» или «гидравлическая» концепция — считали, что человек есть «всего лишь» движение жидкостей и флюидов. Потом появилась «нейрологическая-электрическая» модель — человек оказался «всего лишь» нервными цепями и импульсами. Потом человек был «всего лишь» компьютером, «всего лишь» машиной Тьюринга, а ещё за свою историю он был «всего лишь» «социальным животным», а также «товароперерабатывающей единицей», «набором живых клеток», «образом и подобием Божиим», и кем только ещё не был...

Это семантическая и эпистемологическая ошибка. У человека с технологиями всегда так — он что-то открывает и изобретает, и очарованный силой инструмента, впадает в оцепенение. Практически душу продаёт.

В данном случае технология — это символические языки математики и естественных наук.


Спасибо, и думаю, что символические языки, знаки подменяющие означаемое, а также самочинные беспочвенные иерархии — это и есть то, что некогда съели Прародители от соответствующего древа (в символическом смысле, если угодно); и дело тут не в ослушании или тем более нарушении запретов, а в том, что люди этому знанию «причастились недостойно», не развившись в достаточной мере, т. е. не будучи еще в состоянии его переварить; потому Вселенную и тошнит (тошнота — у всей Вселенной, рвота смертная — у нас).

Ещё нечто где-то релевантное. Павел Флоренский в книге «Имена» рассказывает (спасибо, [livejournal.com profile] ivanov_petrov):

Над огромными акациями, прямо в зените, висел серебряный диск луны, совсем не большой и до жути отчётливый. Казалось, он падает на голову, и от него хотелось скрыться в тень, но властная сила удерживала на месте. Мне было жутко оставаться в потоках лунного серебра, но я не смел и вернуться в комнату. Мало-помалу я стал приходить в себя. Тут-то и произошло то, ради чего был я вызван наружу. В воздухе раздался свершено отчётливый и громкий голос, назвавший дважды моё имя: «Павел! Павел!» — и больше ничего. Это не было ни укоризна, ни просьба, ни гнев, ни даже нежность, а именно зов... Он выражал прямо и точно именно и только то, что хотел выразить — призыв... Он раздирал моё сознание, знающее субъективную простоту и субъективную призрачность рационального и объективность переливающегося, бесконечно сложного и загадочно-неопределённого иррационального. Между тем и другим, разрывая их выступило нечто совсем новое — простое и насквозь ясное, однако властно-реальное и несокрушимое как скала. Я ударился об эту скалу, и тут было начало сознания онтологичности духовного мира.


В «Столпе и утверждении истины» о. Павел продолжает: скорее всего, голос был реален — «всего лишь» какого-то другого Павла действительно кто-то позвал в соседнем дворе; но дело не в этом, а в последствиях, которые это имело, и в процессах, которые это инициировало. Когда-то тут уже шла речь о том, что Бог говорит с человеком на языке обстоятельств, что совершенно не противоречит тому факту, что обстоятельства эти случайны, а все наши попытки уловить в них персональное сообщение — суть «всего лишь» инстинктивное достраивание мозгом недостающих связей в условиях смысловой депривации. И, кстати, да, в депривационной камере мы «всего лишь» галлюцинируем, а не видим «тонкие миры», и да, это «всего лишь» защитная реакция повисшего в пустоте мозга. Но это не обесценивает результатов.

Об этом же пишет Джемс в «Религии и неврозе»: низкое происхождение религиозного переживания (невроз, инсульт, несварение желудка, unresolved sexual tension, наркотический галлюциноз и т. п.) никак не коррелирует с его значимостью — о растении стоит судить не по корням и не по навозу, на котором оно выросло, а по цветам и плодам.

Если тут открыть комментарии, то в них тоже состоится интересный разговор. Не, передумал.

olegpaschenko: (только мой мозг)

Автономное существование души невозможно адекватно отрефлексировать (особенно «в эру диффузной спектральной томографии», как пишет один врач-пульмонолог). Как минимум, бестелесность означает полную сенсорную и информационную депривацию, не так ли? ноль бит информации, поступающей от органов чувств; ноль бит информации о размещении в пространстве и времени; дезинсталлированный язык; обнулённая память; отключённая воля.

То есть подобие комы. Или всё же некие грёзы проецируются на маленький нематериальный экран пред несуществующими очами умершего человека? Тогда изменённое смертью сознание — это, если можно так выразиться, терминал, «тонкий клиент», а вся работа всё равно осуществляется на, прошу прощения за неловкий эвфемизм, Серверной Стороне.

Как ни стараешься помыслить настоящую внетелесность, всё равно возникают лишь какие-то романтические визуализации: звёздное небо, таинственный дым, бестелесные души представлены в виде приблизительно антропоморфных сгустков света, как на обложке альбома Hin немецкого (не чешского) Trist.



Одна из любимых БМ-пластинок. Один шестидесятиминутный трек: в течение первых 15 минут разворачивает лепестки медленный цветок тёмного амбиента, после чего ещё на три четверти часа — запрокинутый бластбит и мытарства блж. Феодоры.

«Смерти нет» — это ведь, строго говоря, ложь и благоглупость. Она есть: и гвоздики в грязи — есть, и лязг вагонетки, увозящей тело за фиолетовую занавеску в печь — есть, и портрет на эмали, и червь-победитель. Всё это есть. Другой вопрос — есть ли Воскресение, и если нет Воскресения, то говорить больше не о чем.

olegpaschenko: (Default)

Был случай, когда на платном, довольно дорогом, приеме у терапевта (не психо-, просто) одному человеку понадобилось описать симптомы: дескать, сравнимо с тем, как некая грубая гигантская рука обхватывает правое полушарие мозга, и мнет его, и жмет...

— Что? — вдруг довольно грубо перебивает доктор, округлив глаза. Пришлось заверить: нет, не чокнутый, просто не владею вашим терапецким дискурсом и т. п. Было назначено получше высыпаться и не бухать.

olegpaschenko: (жар)

кстати изжога-то по-английски heartburn
то есть это у нас нечто психосоматическое, лингвистически обусловленное
иронию уловил, благодарю

«откровенные рассказы язвенника духовному своему отцу»

olegpaschenko: (Default)

верно ли то, что пишет Таллис: волосы, с точки зрения биологии, суть скорее секреция, кожные выделения, чем часть тела?

апдейт: нет

olegpaschenko: (Default)

По поводу вчерашнего опроса о локализации «я». Сейчас читаю книгу:



Спроси вы меня, где я нахожусь внутри собственного тела, голова была бы самым многообещающим кандидатом по сравнению с селезенкой, допустим, или ногою.

Это во многом связано с особенной ролью головы в восприятии объектов вне нашего тела. Многие части тела наделены проприоцепторами — структурами, которые сообщают об ощущении телом самого себя, своих движений, поз, месторасположения и действий. И большинство органов обладают поверхностью, способной к тактильному восприятию — легкое прикосновение, грубое, болезненное, тепло, холод, покалывание и пр. И в то время как рука является главной для пятого чувства, монополией на него она не обладает. Голова же между тем обладает монополией на зрение, слух, запах и вкус. Головы видят, слышат, нюхают и пробуют, в отличие от ног. То, что мы видим-слышим-обоняем-дегустируем, зависит от состояния головы.

Как же это соотносится с местоположением «эго»? )

Так что, когда я думаю о себе в этой неестественной манере, с которой мы философствуем, и безнадежно пытаюсь застать самого себя врасплох, то помещаю «я» прямо за собственными глазами и чуть выше рта, в крохотном виртуальном пространстве, откуда мы вкушаем этот мир.

Действительно, большинство выбрало ответ «в голове», на втором месте — «в груди», на третьем — «в солнечном сплетении»; а если сложить грудь и солнечное сплетение, то голова проиграет. Очевидно, из «нормального» расположения внутри головы точка конвергенции личности у разных людей сползает туда, где находится доминирующий аппарат информационного взаимодействия с миром. У т. н. «визуалов», например, она смещается в район глаз; у «кинестетиков» — ближе к спине, спинному мозгу; у тех, кто настроен на вербальное — к языку или гортани; у анальных фиксантов — в область ануса и т. д.

Я ответил «в груди», хотя отлично понимаю всё про «фокус конвергенции», — тем не менее, голова не ощущается вместилищем «я». Скорее, это система внешнего наблюдения вроде перископа; «я» же как в танке сижу внутри грудной клетки. Танк — довольно точная метафора: башня и корпус.

Когда меня спрашивают: «кто залил пол водой?», я отвечаю: «я!» — и указываю себе на грудь, а не на лоб и даже не на слезящиеся глаза. Кто-то укажет себе на низ живота. Иные (из тех, у кого точка конвергенции находится над головой), наверное, произнося «я», ткнули бы пальцем в проплывающую по небу дождевую тучу. Но я таким людям не очень верю, уж извините.

Ещё я вспомнил, что в 20 лет сидел отчётливо внутри именно черепа; даже был у меня рисунок: тёмная комната, скомканная постель, письменный стол и два овальных окна — глазницы. С возрастом мигрировал за грудину (возможно, это связано с возросшим количеством вещей, принимаемых «близко к сердцу»; а может быть, дело в развившемся гастродуодените; но также не исключено, что это естественное сползание стареющего «я» поближе к матери-сырой-земле).

olegpaschenko: (глаза б мои не видели)

Он полагал, что луна в фазе четверти имеет клинообразную форму, напоминая кусок торта, и крайне удивился, увидев на небе полумесяц.

Это о человеке, прозревшем в пожилом возрасте после удаления катаракты, которой страдал с раннего детства.

Из этой книги:


по наводке [livejournal.com profile] schneidekus

оттуда же:

Люди, обладающие всеми пятью внешними чувствами, живут в мире пространства и времени; слепые живут в мире одного времени, ориентируясь в нем с помощью осязания, слуха и обоняния. Если для человека не существует пространства, то и сама мысль об этом пространстве становится отвлеченной и, пожалуй, непостижимой, даже для слепых с развитым интеллектом, включая и тех, кто ослеп сравнительно поздно... Этот же вопрос затрагивает и Джон Халл в автобиографической книге Touching the Rock, где, повествуя о себе, слепом, говорит, что живет исключительно в «мире времени». Вот цитата из этой книги:

«Слепые редко упоминают о местах, которые проходили, оказавшись на улице, но зато почти с точностью скажут, сколько времени потратили на ходьбу. Положение слепого в пространстве определяется временем... Для слепых люди существуют только тогда, когда они говорят. Эти люди появляются ниоткуда, а потом исчезают».

;

в Студию приходил слабовидящий человек, симпатичнейший, рассказывал дизайнерам много удивительного о себе подобных.

Показывал «говорящий» компьютерный интерфейс для слепых.

То есть управление с клавиатуры + программа озвучивает всё, что происходит на экране: напр., «пуск» меню; «программы» подменю; «майкрософт офис» подменю; файл; новый и так далее (btw в mac os x это включающаяся клавиатурным шорткатом встроенная возможность; работающие с текстами макъюзеры могут прямо сейчас слепнуть, не теряя профпригодности).

Помимо прочего, поразило: показав систему, он говорит — «это была такая скорость, чтобы вам было понятно; а теперь я переключу на свою привычную скорость» — и переключил так, что это стало звучать раз в десять (по ощущениям) быстрее обычного темпа речи: щебет, щелчки, посвистывания, похожие на речь аликов из district 9, совершенно для нас неразборчиво.

А ему всё понятно.

сонет

Apr. 1st, 2008 01:38 am
olegpaschenko: (Default)

О. Сергий Круглов, сравнив смерть
с хирургической экстракцией больного зуба,
едва не убил меня насмерть. Жесть
и тонкие иглы. О, нестерпимо так думать, о!

О, я, наоборот, стараюсь относиться
к телу как к немного там и сям протекающему
скафандру. К организму как к механизму,
удобства и неудобства, bugs and features.

К смерти как к тому облегчению,
которое бывает, когда снимаешь вечером дня
неудобные башмаки. О, целый день

на ногах, ого. Понятна обстановка?
И чем бы такое поужинать.
О, и чё по телеку.

Profile

olegpaschenko: (Default)
olegpaschenko

July 2012

S M T W T F S
1 234 5 67
89 10 11121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 01:45 am
Powered by Dreamwidth Studios