olegpaschenko: (Default)

http://f26.ru/new/so-iuzm2/

Я уже обещал «сделать нормальное оформление»; пока же — оформление упрощённое для распространения ограниченного тиража альбома на фестивале «Живая Пермь».


olegpaschenko: (Default)



Sphaera Octava только что записала вторую часть саундтрека к стихотворному сборнику «Искусство ухода за мертвецами» (в создании первой части, напоминаю, кроме Восьмой Сферы участвовали и другие артисты; скачать первую часть до сих пор можно тут).

На этот раз SO справились сами, и новый альбом получился, на мой вкус, совершенным. В том смысле, что если бы я мог писать музыку, то писал бы именно эту — к сожалению, у меня слишком коротенькие лапки и нету ушек, но к счастью, у нас есть [livejournal.com profile] ehlzas и его музыканты.



Стиль в тегах — Postmodern Black Mental Academism. Вот четыре (из 18) трека наугад. Но вообще, слушать эту пластинку по трекам довольно неправильно, она такая вся сплошная.



Сделаю нормальное оформление и выкатим интернет-релиз этого выдающегося альбома. Хочется, кстати, помимо прочего, какого-то информационного резонанса, — чтобы, например, написали OpenSpace, Афиша и LookAtMe, и кто там ещё. Жаль, у меня нет, кажется, знакомых в этих кругах.

olegpaschenko: (Default)

Здравствуй, зимняя сказка. Вот я нарисовал скромный комикстрип для проекта Heliophagia I.


Heliophagia — это коллаборация музыкантов, регулярно издававшихся на нет-лейбле heliophagia.org, совместный проект участников проектов Оцепеневшие, Panacea Enterpainment, Circle Of Unexisted, Ghost Reflection и Soilcult. Альбом Heliophagia I посвящается Зимнему Солнцестоянию 2011 и Свету внутри нас.


Трепещу приемля огнь да не опалюся яко воск и яко трава.
Оле страшнаго таинства! Оле благоутробия Божия!
Како Божественнаго Тела и Крове брение причащаюся,
и нетленен сотворяюся?



Боготворящую Кровь ужаснися, человече, зря:
Огнь бо есть, недостойныя попаляяй.
Божественное Тело и обожает мя и питает:
Обожает дух, ум же питает странно.



Давый пищу мне плоть Твою волею,
огнь сый и опаляяй недостойныя, да не опалиши мене, Содетелю мой;
паче же пройди во уды моя, во вся составы, во утробу, в сердце.


Картинки на самом деле 1500 × 1300 px.

olegpaschenko: (Default)

1. Уличные урны в Лиссабоне устроены таким образом, что всё курящее население гасит сигареты о выгравированный на крышке герб своего города.

2. Квартал Martim Moniz (конечная остановка 28-го трамвая) полон китайских магазинов, об ассортименте которых можно получить представление по текстам Летова, напр., сорванные глотки, стреляные гильзы, проданные деньги, грозные плакаты или очевидные помои и сакральные тазы, челобитные разбои, кисловатые усы, нестерпимые просторы, проливные города и прочее в таком вроде. Всё это можно купить.

3. В среде португальцев, чаще у женщин, распространён фенотип: узкое и длинное треугольное лицо, впалые щёки, широкий но плотно сжатый рот, огромные глаза навыкате, эльфийская физиономия, которая никак не коррелирует с телосложением — оно может быть при этом плотным или даже полным.

4. В ту секунду, как моя нога коснулась земли в лиссабонском аэропорту, разжался многолетний московский мимический зажим — наморщенность лба. Пытался сымитировать его перед зеркалом, но тщетно, атрофия мышц: невозможно даже приподнять брови, абсолютно гладкий лоб. В Москве, однако, знаю, наморщенность вернётся.

5. В голову пришло, что особенность национальной фонетики, когда гласные во устах более закрыты, чем на письме (например, часто «о» произносится как «у» в португальском), обусловлена некоей общенациональной мимической судорогой, а та, в свою очередь, — общенациональным же историческим неврозом (были когда-то империей планетарного масштаба, а теперь просто маленькая страна на краю атлантической бездны; marginalissimo — слово, которое увидел на рекламном щите в пригороде Лиссабона).

6. В Лиссабоне мостовые масляно блестят, растущая Луна в них отражается дорожкой. Но это оптическая иллюзия — не покатаешься.

olegpaschenko: (уста)

Как международный фонетический алфавит отобразил бы «грассирующее r» (звук полоскаемого горла)? А то же самое, но «без голоса» и на вдохе (хрюканье, храп)? А свист? А свист на вдохе? А «цоканье языком»? А звук поцелуя?

Может ли быть с помощью международного фонетического алфавита нотирован битбоксинг?

olegpaschenko: (si la muerte)

Мальчики! Мне известно, что у Моторхеда 21 одинаковый альбом. А вот тут что-то соскучился, решил послушать — но какой-нибудь один. Какой? когда-то у меня был на кассете айрон фист и допиской два трека с оргазматрона. А ваш какой любимый?

olegpaschenko: (Default)

Поздравляю всех с новым годом и с днём тоски и безысходности. Удивлён, что в ленте ни разу не появился Дюрер с приобщающимися знаний Адамом и Евой — не то у моих жж-гностиков наконец появился вкус, не то я просто избавился от жж-гностиков.

Но есть и хорошие новости: Владимир [livejournal.com profile] rootsmanilov сколотил сообщество [livejournal.com profile] memory_fronts: Всякий проникнувшийся постит туда любую обложку из тех, что имели место, и парой буквально фраз набрасывает какой-нибудь дыбр с этим кавер-артом напрямую связанный. Поймите меня правильно — обложечки, это очень важная такая фигня, про которую наши дети уже забудут например. Ну и всякое такое.

С художественно ценного квадрата и рефлексий по его поводу когда-то начинался музыкальный опыт, теперь же это лишь чудаковатая опция для тех, кто не ленится прописывать тэги. Сменилась мировая парадигма, но мы пойдём иным путём.

По моим представлениям, идеальное жж-сообщество, ах кабы они все были такими.

olegpaschenko: (Default)

разбирал классический айпод-160, неаккуратно ткнул микроотвёрткою, и выкатились на стол рубиновые гранулы две:



1. La Vita Finita.mp3
2. Vveirdo.mp3


оба трека около 2002 года
или около какого-то другого года, примерно такого же
вот думаю теперь, записать что ли альбом!

olegpaschenko: (Default)

На эскалаторах некоторых станций стали вечерами включать величественную, спокойную классическую музыку.
Действительно, меняется всё.

Почти пустынный эскалатор, медленно увозящий трёх-четырёх поздних пассажиров под землю.
Скорбные, прекрасные фортепианные аккорды.
Где-то там, глубоко внизу — приглушённый, смутный лязг поездов, шипенье закрывающихся дверей.
Синеватый свет вереницы ламп.


Я иногда начинаю нервно ржать.

olegpaschenko: (Default)

вышел (т. е. скоро выйдет) альбом «Восьмой сферы» именем L'aveu



я рисовал только логотип и обложку





обложка в развороте )



для буклета рисовал [livejournal.com profile] barandash81, верстал [livejournal.com profile] un1x, консультировал [livejournal.com profile] laar, ансамбль возглавлял [livejournal.com profile] ehlzas

На Мишином сайте — развороты буклета, очень красивые

olegpaschenko: (Default)

посоветуйте мне, пожалуйста, хороших исполнений «Реквиема» Дворжака и «Messa da Requiem» Верди

спасибо

olegpaschenko: (Default)

Вот я вчера был на интереснейшей лекции видеохудожника и искусствоведа Мариана Жунина «Опознание современного искусства». Продемонстрированный искусствоведческий метод можно сравнить с отрицательным богословием, а деятельность контемпорари-артиста уподоблялась христианским аскетическим практикам религиозно мотивированного самоограничения: совлечение риз неправды, целенаправленное отшелушивание того, что служит услаждению тех или иных рецепторов (эстетических, психологических, социальных, культурных и др.) — но мешает той обжигающей вспышке смысла, которая возможна только в состоянии острого непонимания, катастрофического неудобняка, в абсолютном вакууме, в отсутствие посюстороннего утешения.


Группа «Коллективные действия». Лозунг. 1978. Перформанс

Художественный акт требует выхода за свои собственные границы, который невозможен без их разрушения.

Много цитировалась лекция Бориса Гройса 1996 года «Что такое современное искусство»:

Существует ошибочное мнение, что искусство в XIX–XX веке идет все дальше и дальше, выше и выше, разрушает существующие нормы, открывает все новые пространства, но нет ничего дальше от истины, чем это представление. На самом деле искусство XX века представляет собой непрерывное порождение табу и запретов. Общая форма любого авангарда — это: «Так дальше жить нельзя». Причем этот запрет абсолютно иррационален. Ясно, что так дальше жить можно. Высказывание это абсурдно и представляет собой акт самотабуирования, не имеющий под собой никакой базы, кроме чисто эстетической. Если я говорю как Малевич: «Так дальше жить нельзя», нельзя рисовать «толстые зады Венер» и «зеленое мясо садов», потому что на это нельзя больше смотреть, — то черный квадрат — это не выход за пределы возможности, а знак исчезновения возможности. На самом деле, конечно, человек хочет нарисовать толстый зад Венеры. И Малевич хотел. Малевич говорил, что его борьба — это борьба против искренности в человеке и художнике. Мы становимся художниками, когда мы действуем против своего вкуса, хогда мы фрустрируем сами себя, то есть когда осуществляем аскетическую практику. Практика авангарда в XX веке может быть описана как практика распространения табуирования на практику самого искусства. На первом этапе я табуирую практику и изымаю какие-то объекты из этой практики, превращая их в чистые предметы созерцания, на следующем этапе я сознаю эту практику как саму по себе практику и начинаю ее тоже запрещать. В качестве практики. Таким образом, искусство авангарда — это табуирование и запрет на практику самого искусства, понятое как еще один вид реальной практики. Искусство движется таким образом от одного запрета к другому, от одной фрустрации к другой, и от одной невозможности к другой, причем все эти невозможности, фрустрации и запреты не имеют никакого основания в жизни. Они имеют основание только в искусстве. [...]

...конец искусства кажется чем-то устрашающим, если мы считаем, что до того искусство начиналось, развивалось и т.п. Однако, как я пытался показать, искусство с самого начала было концом искусства. Оно с самого начала блокировало собственные возможности. Оно началось с конца. Этим оно напоминает и другие как бы религиозные феномены нашего времени, например христианство, которое началось как религия со смерти Бога. С распятия и смерти Бога. И мы можем сказать, что любое современное произведение искусства является как бы некой метафорой для Христа на кресте. То есть в известном смысле любое произведение искусства в современную эпоху (современную в смысле пост-гегелевскую) не изображает ничего иного как конец искусства. Это то же самое как инсценирование страстей Христовых, возможность которого открывается только после того, как Бог умер. То есть только смерть искусства открывает нам возможность художественной практики.

Так же как гегелевский историзм начинается со смерти истории, с наступлением пост-истории.

То есть смерть искусства постоянно магически, травматически, ритуально воспроизводится в художественных актах и только тогда, когда эта смерть искусства воспроизводится, данный художественный акт идентифицируется как произведение серьезного искусства. Так же, как массовое искусство имеет свои темы (секс, смерть, деньги и т.д.), мы задаемся вопросом, что является темой серьезного искусства. Темой серьезного искусства является смерть, причем не чья-нибудь, а его собственная. То есть невозможность больше так жить. В том числе и для этого произведения искусства тоже. И если мы вспомним все произведения современного искусства, которые когда-либо в современную эпоху имели успех, начиная с работ Мане, с той же «Олимпии» — то есть это невозможность рисовать новые картинки, когда уже были старые, это невозможность рисовать что-либо вообще («Черный квадрат»), это невозможность рисовать даже черный квадрат, это невозможность выставлять что-либо (остаются голые стены в минималистских инсталляциях), невозможность отделить музеи от мусорной кучи — в результате появляется мусорная куча в музее... — это невозможность отличить... — от одной невозможности к другой, от одной смерти к другой, от одного тупика к другому... — мы получаем один большой тупик. Одну большую невозможность и одну большую смерть, которая называется «современное искусство».

Так что мой ответ на вопрос, что такое современное искусство, становится более-менее ясен. Искусство — это инсценирование собственной смерти. Но не смерти художника или зрителя, вообще не человека, потому что человек не интересен для искусства, и его жизнь и смерть тоже не интересны. Человек интересен только для массовой культуры. Для искусства интересна только его собственная смерть. Смерть Бога. И произведение искусства интересно лишь постольку, поскольку оно эту смерть заново инсценирует и ритуально воспроизводит. А делать оно может это путем новой и новой попытки совершения этой операции созерцания, представления новых и новых невозможностей, новых и новых запретов. Каждое следующее произведение искусства запрещает нам что-то, о чем мы еще не догадывались, что это можно запретить. Самое поразительное, что мы всегда открываем, когда мы смотрим новое произведение искусства — что что-то оказалось запрещено, а мы все еще выжили, мы еще смотрим. Уже как бы и видеть нечего, уже все исчезло, развалилось, уже ничего нельзя найти, кругом один мусор, и тем не менее оказывается, что мы еще смотрим и оказывается, еще можно что-то запретить, еще можно сделать что-то невозможное, и мы все еще будем на это смотреть. Так что... инсценировка смерти... но не в пессимистическом духе, а наоборот, в каком-то радостном.


Amen +

Мы знаем, что блэк-метал как явление начинался с того же изнутри мотивированного «так жить нельзя» — нельзя продолжать играть популярную музыку хэви-метал, нельзя продолжать жить в этической парадигме, которая превратила христианство в идеологию, легитимизирующую буржуазное присвоение, и т. п. Как только БМ из аскетического оружия превратился в багаж, в утварь, повышающую эстетический комфорт («сочные риффы и жирно прописанные барабаны») или комфорт, например, социокультурный («мы с пацанами угорели по норвежскому тру-БМ старой школы») — он стал подлежать уничтожению.

Каковым уничтожением и занимаются планомерно ребята, производящие впечатление самых трезвых, честных и умных из всей тусовки: Фенриз, Культо, Сарке. Уничтожением с помощью элементов краста, моторхеда и старческой самоиронии.


I'm old, I'm dying; hell can wait... I'm always late

Занятно, что они же мои ровесники или чуть младше.

Лирический герой БМ это как бы танцор на проволоке, натянутой между двумя колышками.

Первый колышек — это ядовитый зомби, которого жадно сосут сразу несколько хедкрабов: уныние, нарциссизм, обидка, гордынька, похоть, мстительность, злорадство, и другие. Отсутствие рефлексии и тупой инфантилизм. Заслуживает только презрения.

Второй колышек — это высокое молитвенное дерзновение Иова: «Господи, какого хрена?!» Этот оглашающий космос вопль достоин как минимум сочувствия.

Когда эта проволока дрожит и звенит, мы слышим БМ. Соответственно, и отношение к БМ-сантименту располагается меж двумя полюсами: между презрением — и сочувствием, респектом, уважухой. Где-то посередине как раз и регистрируется ирония.

А сегодня будет лекция, на которой Дима Карпов, кажется, будет говорить о современном искусстве катафатически:

15 июня, среда


Получится интересная стереоскопия.

Апдейт: получился стопроцентный контрапункт, то есть Дима проповедовал нечто диаметрально, полярно противоположное; я даже не ожидал, что будет настолько.

olegpaschenko: (Default)

за последний год: current 93, ulver, sieben, swans, и что-то ещё кажется
я настоящий лох аскет

ну хоть сегодня скомпенсируюсь

olegpaschenko: (Default)

iuzm•fest II: sphaera octava featuring меня

в предыдущих сериях: лёня и ангелическия девы, кавер на you suffer (начиная с 9:05); старая песня «малый корабль» по-французски с 10:10 и в исполнении моего речевого аппарата по-рузски с 36:50; собака детства начиная с 12:40; разсказ «птицы» начиная с 15:43; Надмосковский трансгосударственный университет Имени с 20:35; квантовое приключение умирающаго и белый пустой инбокс с 22:50; песенка об арктике и антарктике с 28:00; зомбимуви про ходячек с 31:12; рождественский гимн с 39:00; красивый онейроидно-эзериальный дарквейв с 41:00; прочее



ах мой кораблик утонул
я превращаю иглы в крючья
иду копаю червяков
ловись ловись мой затонувший

ползёт червяк с собой вдвоём
разрезанный моей лопатой
спит лес порублен топором
висит на ветке плод пожатый

летает коршун сбит стрелой
под ним плывёт кораблик мой.


звук записывался, как я понимаю, к сожалению, с воздуха.
снимал и монтировал [livejournal.com profile] nekoth

olegpaschenko: (следите за руками)



http://www.creativeapplications.net/ipad/exile-ipad/

EXILE is the world’s first Opera for iPad. An interactive music video, it combines the drama of Helen Gifford’s chamber opera with the extraordinarily textured generative visuals of Amsterdam based cult digital media artists Champagne Valentine.

EXILE @ iTunes App Store (бесплатно)

Rated 9+ for the following:
Infrequent/Mild Cartoon or Fantasy Violence
Infrequent/Mild Mature/Suggestive Themes
Infrequent/Mild Horror/Fear Themes

olegpaschenko: (Default)

http://ladytehhy.livejournal.com/69514.html

отрабатываю характерную ролевую модель
(не наигрался, когда было двадцать)

olegpaschenko: (Default)
я примерно двадцать лет мечтал о том, чтобы двадцать минут отстоять на сцене в одном выступлении с Алексеем Борисовым, отцом русского индустриаля, и сбылося; и была еще Оля с басгитарой, крутокруто ооооооо извините пожалуста

ну в принципе.

я ОРАЛ--!!

приходите, э (второй день)
olegpaschenko: (Default)




далее цитируется пресс-релиз:

Группа «Система Безопасности» из Тюмени планирует представить на этом выступлении широкий по стилистическому спектру музыкально-поэтический коллаж. В нем изощренно переплетаются оригинальная лирическая часть, состоящая из романтики декаданса, апокалипсической безысходности и мистико-философских рассуждений и разнообразная звуковая палитра, включающая в себя широкий спектр направлений от нео-фолка, gothic, dark wave и психоделии до ambient и noise.
На практике это осуществляют всего два человека, но с помощью разнообразного арсенала музыкальных инструментов, где равноправно сосуществуют как «живые» гитары, бас, клавишные, чеймз, ударные и перкуссии так и электронные, среди которых терминвокс, многочисленные аналоговые и цифровые примочки, атмосферные звуковые текстуры с ноутбука, и многое другое.
В целом все замысловатое действо, напоминает какую-то мистерию, в которой даже серьезные вещи могут быть доведены до абсурда, а на первый взгляд самые незначительные, могут скрывать глубокий смысл.

ВОЛШЕБНЫЕ ВЕЩИ
Дуэт, созданный музыкантами VRESNIT и NEZNAMO Сергеем Ильчуком и Дмитрием Шиловым для совместных выступлений "вживую". Музыка проекта представляет собой причудливое сплетение drone ambient, psychedelic folk, post rock и etherial.
Волшебство звука и света, пронизывающее всё и являющееся сущностью всего на свете - основная тема выступлений дуэта, стремящегося увидеть в сути каждой вещи Божество, ощутить нематериальность материального, стать ещё на одну часть тона ближе к состоянию унисонности с Мирозданием.
В качестве источников звука используются акустические и электроакустические инструменты, перкуссия различного рода, а также обычные предметы, окружающие каждого человека.

CYCLOFILLYDEA
Мрачные индустриальные ритмы, сменяющие лирические сонаты и эибиентные арии не позволяют однозначно сформулировать стиль группы.

Mushroomer
Василий Кашников - композитор, звукорежиссер компании Ice-pick Lodge, лидер проекта Mindvoice. Mushroomer's Theatre - “one man project” Василия Кашникова, автора саундтрека к компьютерной игре 2008 года «Тургор», созданной в рамках концепции игры как нового вида мультимедиа искусства. На своих выступлениях, музыкант смешивает электронное полотно с узором живых инструментов, начитывая то философские, то нарочито саркастичные тексты. Говоря о стиле сложно дать однозначное определение звучания проекта. Это электронная музыка широкого спектра, от эмбиента до техно, смешанная с полевыми записями и монотонным плачем, перерастающим в истерический хохот. В ходе сольных выступлений используются не только синтезаторы и сэмплы, но также и живые инструменты: блок-флейта, варган, губная гармоника, казу, бонги.

Алексей Борисов - саунд-артист, композитор, гитарист. Участник таких легендарных групп и проектов, как Центр, Ночной Проспект, Волга, F.R.U.I.T.S., Astma. Сотрудничает со многими музыкантами из разных стран, регулярно выступает на различных международных фестивалях экспериментальной, электронной и этнической музыки. Так же занимается электро-акустикой, свободной импровизацией и техно.

PURBA
Тибетский музыкально-ритуальный проект Святослава Пономарева
(тибетская ритуальная музыка на аутентичных и самодельных инструментах)
Многолетний опыт акустического джаза Святослав соединяет с добуддийскими церемониальными практиками традиции Бон. В представлении используются традиционные тибетские инструменты: большие телескопические трубы дунчен, флейта из человеческой берцовой кости ганлин, бронзовые тарелки ролмо, двустронние барабаны дамару, плоский колокол шанг, раковина дункар, поющие чаши, а также нга - полутораметровый барабан, собственноручно изготовленный Святославом из шкур двух коров, звучащая галька, еловые шишки, кипарисовые палки, стебли борщевика.

mf30d
Музыкальный проект mf30d появился в 2008 году. Его основатель, Антон, начал с экспериментов, смешивая различные нравящиеся ему стили. Постепенно музыка приобрела некое свойственное ему звучание, так как все композиции были написаны в моменты определенного настроения. На сегодняшний день это сочетание ритма, этнических мотивов, различных эксперементов со звуком, которые вместе создают атмосферную музыку.

Sphaera Octava - камерный ансамбль постромантической музыки, образованный Леонидом Именных aka ‘Ehlzas Mils’ в 2007 году, свободный коллектив, вдоxновлённый традициями академической школы, этники и авангарда. Состав исполнителей на живых выступлениях варьируется от одного человека до небольшого оркестра. Кроме живых инструментов в звуковом материале часто используется сонорные и электронные звучания.

DRUM'n'DIDGE CONVENTION
Диджериду или йидаки — один из старейших духовых инструментов в мире. Он появился у аборигенов в незапамятные времена (встречаются наскальные изображения полуторатысячелетней давности), и в настоящее время стал одним из символов Австралии.
В 80-е годы ХХ века с появлением жанра «world music» произошло «второе рождение» диджериду, принесшее этому инструменту популярность в поп-музыкальной среде. Современные исполнители установили новые технические и стилистические законы, характеризующиеся использованием сложных ритмов и быстрой, филигранной техникой артикуляции, заимствованной из европейской музыки.
А в начале ХХI века начал формироваться новый музыкальный стиль, drum’n’didge, объединяющий ритмы рока и танцевальной музыки с традиционным австралийским диджериду…

olegpaschenko: (Default)

вот что предвидится
на этот раз в основном электроника



программа может меняться; даты, времена и цены — нет

olegpaschenko: (kephalopodokephaloid)

каждый знает эту песню,
ведь это Sopor Aeternus & The Ensemble Of Shadows,
первый трек с Dead Lovers' Sarabande Face Two

но никто не знает, что это кавер на Нико (1970 год, альбом «Берег пустыни»)



Nico has some sort of existential crisis while Philippe Garrel herds animals in the background. Nico then sings a solo version of Abschied (farewell), a song about the death of her ex-boyfriend Brian Jones.

Тоска омрачила его прекрасное лицо, я отвращаюсь мирского шума, нарушающего святое безмолвие, его уснувшая грудь, его нежные губы приоткрыты, словно вожделея сладости.

Его тело неподвижно, теперь ему наконец легко и вольно под вуалью сновидений.

что-то в этом роде, я не всё понял

Profile

olegpaschenko: (Default)
olegpaschenko

July 2012

S M T W T F S
1 234 5 67
89 10 11121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 04:29 pm
Powered by Dreamwidth Studios