olegpaschenko: (Default)

Косвенно (или некосвенно) релевантное вышеподнятой «космической теме»: замечательная статья Михаила Эпштейна (2006), вот некоторые выписки )



спасибо [livejournal.com profile] proba_f

olegpaschenko: (Default)

Считается, что наука описывает вещи «как они есть на самом деле», а поэзия все смещает, преломляет, фантазирует, фонтанирует видениями. Не вернее ли — наоборот: наука докапывается до невидимoго, неизвестного, отдаленного от ощутимой реальности (микромир, частицы, сверхструны, черные дыры, вакуум, галактики...), тогда как поэзия раскрывает бытие здесь и сейчас сообразно человеческой мере его постижения: в явлениях наблюдаемых, в событиях переживаемых.

«Мороз и солнце, день чудесный!» «...Звездою севера явись!» «Товарищ, верь, взойдет она, звезда пленительного счастья». «Душа хотела б быть звездой». Здесь «звезда» — метафора, но для глаза она гораздо достовернее того, как рисуется звезда астрофизикой: «газовый (плазменный) шар, образующийся из газово-пылевой среды (гл. образом, из водорода и гелия)». Водород, гелий, плазма — какие абстракции! Кто их видел или осязал?

Наука рассуждает о вещах невидимых, вроде черных дыр и генетических спиралей, и притом весьма условно их называет («черные дыры» вовсе не чёрные и не дыры), тогда как поэзия являет вещи во всей их здешности, соразмерности с человеческим взглядом. Хочется сказать, что поэзия научнее, т. е. достовернее науки, а наука поэтичнее, т. е. фантастичнее поэзии. Одни только термины чего стоят: созвездие, водород, притяжение, маятник. И введены в науку поэтическим гением Ломоносова!


Можно заменить «поэзия» на «религия» — тоже будет нормально. В принципе это одно и то же (ведь).

Ещё: научный эксперимент поддаётся воспроизведению, а художественный/религиозный опыт — невоспроизводим (нельзя, например, написать второй раз фауста-гёте — не почему-либо, а просто потому что исходные условия другие. Первый фауст-гёте писался в мире, где ещё нет и ни разу не было фауста-гёте. Все последующие попытки написать фауста-гёте будут осуществляться в мире другом — где фауст-гёте уже есть). Фауст-гёте есть нечто осуществившееся одноразово.

По той же причине я не верю в реинкарнацию. Некоторые особые вещи (которые лучше в разговоре просто так не трепать; и они могут быть любого масштаба: от индивидуального до вселенского) — ровно на один раз.

olegpaschenko: (Default)

М. Эпштейн пишет:

Есть широкий круг вещей (включая явления природы), которые я люблю и воспринимаю как родные. Их особенность в том, что они содержат в себе маленькую тайну, поворот ключа, зеркальце, возможность развеществления. К числу таких материальных явлений, выражающих призрачность самой материи, относятся: пена, раковина, вино, маска, маятник и другие. Эти вещи кажутся магическими, ибо они находятся на грани бытия и небытия, они есть и в то же время их нет. Они являют двойственность, парадоксальность самой жизни, которая включает в себя смерть.

В юности я изобрел науку фантоматику, которая классифицирует подобные вещи и исследует через них слои бытия и небытия, попеременно проступающие в них. Я выделял следующие основные классы фантомалий (так я назвал эти странные предметы на грани полубытия):


  1. Сaмоисчезающие: пузырь, искра, снежинка, мыло, клубок. Пузырь лопается, искра гаснет, снежинка тает, мыло смыливается, клубок разматывается.

  2. Обратимые: лестница, маятник, в которых все движения повторяются в обратном порядке.

  3. Полусуществующие, воспринимаемые одним органом чувства и не воспринимаемые другим. Например, тень воспринимается только взглядом, но не ощупью, не запахом, не слухом; дым обладает видимостью и запахом, но лишен осязательности; стекло осязаемо, но невидимо. Это обманчивые вещи, которые частью даны, частью отсутствуют и, вызывая стремление проверить, закрепить их существование в других органах чувств, обнаруживают свою иллюзорность.

  4. Бесконечно подвижные, существующие и несуществующие — не в плане восприятия (3), а в плане собственной зыбкости, неуловимой подвижности, хотя и не переходящей в иное бытие: облако, волна, туман.

  5. Складные, раздвижные и т. п. вещи, в которых заключена возможность дискретного изменения формы (а не непрерывного, как облако, волна), чаще всего сделанные, механические: веер, зонт, ширма.

  6. Отражающие или отраженные, лишенные собственной субстанции: зеркало, блик, отблеск, эхо.

  7. Превратные, метаморфозные, изменяющие форму: зерно, семя, куколка.

  8. Меняющие облик других вещей, производящие метаморфозы: дрожжи, вино.

  9. Сквозные, ячеистые, дырчатые, функционально использующие пустоту: сеть, решето, сосуды, соты.

  10. Возникающие на грани разных стихий, в виде кратковременных сочетаний воздуха и воды, воздуха и твердого вещества: пена, пузырь, крем.

  11. Сокровенные, замкнутые, т. е. не показывающие себя до конца, разрушающиеся при попытке их полностью увидеть и исследовать: раковина, яйцо, орех. Часто состоят из ядра и оболочки, при этом одно достижимо и обладаемо лишь за счет другого: сохраняя скорлупу, нельзя достать ядро; достав ядро, нельзя сохранить скорлупу. Целость выдает свою тайну лишь ценой разрушения.

  12. Симметричные, обладающие природной или искусственной симметрией: снежинка, калейдоскоп, бутон цветка, крылья бабочки.

  13. Мимикрирующие, выдающие себя за другие вещи, например, маска, парик, помада.

  14. Мерцающие, спонтанно проявляющие или не проявляющие свои свойства, возникающие и исчезающие, зажигающиеся и гаснущие: светлячок, маяк.

  15. Пропускающие и отражающие — и при этом преломляющие свет: призмы, магические кристаллы и шары, кривые зеркала, в которых образ реальности отличается от нее самой.


Вот среди каких вещей я чувствую себя своим.


От себя. Когда читаешь этот текст, первая мысль: ба, ведь вся физическая реальность — именно такая: из дымок, шепотков, мерцаний!.. Но нет (это вторая мысль). Немного напрягшись, можно представить себе фрагменты бытия, где концентрация фантоматической фактуры минимальна.

Например: Лес. В Лесу растёт Дуб. В Небе висит яркое Солнце. По Лесу идёт Медведь.

Или: Океан. В Океане тонет Жертва Кораблекрушения. Её сейчас съест Акула. Штиль.

Или: Прозекторская. В Центре — Стол. На Столе — Труп. На Ноге — Номерок.

olegpaschenko: (Default)
Положил полную версию статьи: М. Н. Эпштейн. Теология первого лица: персоналистический аргумент бытия Бога (PDF, 300 К)

Текст свободен от раздражающей многих конфессиональной фразеологии.

Аннотация
Предлагается обоснование бытия Бога исходя из опыта бытия личности. Бог не есть объект опытного познания, но есть условие субъективности всякого опыта и сам абсолютный Субъект, Перволичность, «Я», а не «Он». Отсюда самосвидетельство Бога как основа теологии первого лица: «Я есмь Тот, Кто Я есмь» (Исх. 3:14). Попытки «научного атеизма» на основе данных естественных наук опровергнуть бытие Бога опровергают только натуралистическую теологию, которая представляет Бога как объект или Сверхобъект.

Тизер )
olegpaschenko: (Default)
http://mikhail-epstein.livejournal.com/72147.html

Именно перед лицом нового атеизма, нападающего на натуралистическую теологию от имени естественных наук, важно очистить теологию от какого бы то ни было натурализма и четко обозначить ее персоналистическую сферу.

сам еще не читал
olegpaschenko: (Default)

У кого-то была такая аналогия: комната, освещенная светом из окна. Свет сам по себе не виден — виден только его отблеск на предметах. Лучи, пересекающие комнату — это не свет, а освещенные пылинки. Свет — не «предмет, находящийся в комнате», он — то, в чём, вследствие чего и благодаря чему видны все остальные предметы. Можно сказать, что свет превышает категорию видимости. Окно (или, например, лампа) — строго говоря, никакой не «источник света»; это объект материального мира, при посредстве которого свет появляется в комнате. В сущности, у света нет «источника».

Заменим «свет» на «Бог», а «виден» на «существует». Бог превышает категорию существования: сам по себе Он не «существует» (как материальный объект), но в Нём, вследствие Него и благодаря Ему существует всё существующее.

У Михаила Эпштейна: «Бог есть субъект глагола „существовать“ как переходного».

Не «Тот, Кто светит» — но сам Свет; не «Тот, Кто любит» — но Сама Любовь; не просто «Тот, Кто является причиной существования всего сущего» — Само Бытие. Не некто или нечто, наделенное и/или наделяющее смыслом, но Сам Смысл.

Когда сотворённая вещь извлекается Богом из ничего, овеществляется её смысл.

У Лосского:

Присутствие Бога в Его энергиях должно понимать в смысле реальном. Это — не действенное присутствие причины в её следствиях: энергии — не «следствия» (эффекты) Причины, как мир тварный. Они не сотворены, не созданы «из ничего», но превечно изливаются из единой сущности Пресвятой Троицы. Они — преизбыток Божественной природы, которая не может себя ограничить, которая больше своей сущности. Можно сказать, что энергии раскрывают нам некий образ бытия Пресвятой Троицы вовне Её неприступной сущности. Итак, мы узнаём: Бог существует одновременно и в Своей сущности и вне Своей сущности. Ссылаясь на святого Кирилла Александрийского, святой Григорий Палама говорит: «Энергии свойственно творить, природе же свойственно производить».


Так, например, авторский текст есть преизбыток природы автора, вышедший за пределы его человеческой сущности и излившийся на бумагу, — не просто результат его деятельности, но в определенном смысле он сам. Можно сказать: «хорошо знаю и люблю раннего Бродского и позднего Пушкина», вопреки тому, что оба они уже давно находятся вне зоны личного знакомства.

Когда Докинз говорит, что смысл альтруистической этики — в продлении существования гена (или что он там говорит?), то он, вполне возможно, прав, но это вовсе не значит, что Бога нет: Бог явно присутствует в этой фразе. Он — то, что обозначается в ней существительным «смысл».

Какой смысл в вечной жизни и в «рае»? — спрашивает неций афей. «Рай», Царство Божье ценно не «само по себе»; этим словом обозначается место соединения с Богом как Смыслом; онтологическая область, избавленная от бессмыслицы («какой» он, этот Смысл — вопрос уже отдельный). Ад — это область без Логоса, место бессмысленное (и беспощадное — как площадь перед метро выхино).

(И другие чудовищные банальности. Вот чем забита голова в этот тёплый июньский вечер накануне Армагеддона. Пойду пройдусь.)

olegpaschenko: (Default)

Михаил Эпштейн. Грамматика переходности:

Я не могу без тебя. Ты меня существуешь. Делаешь меня возможным. И необходимым.

Чтобы выразить точнее отношение Бога к людям и ко всему сущему, стоило бы использовать экзистенциальные глаголы в переходном значении, что запрещено нынешней грамматикой. Но мысль о Боге взрывает грамматику, раздвигает ее пределы. Бог не просто существует, он существует меня, тебя, всех людей. Его существование, как отдельное, самозамкнутое, непереходное «действие», не очень ощутимо и понятно нам, как и ряду теологов, например, Псевдо-Дионисию Ареопагиту, полагавшему, что о Боге нельзя сказать ни того, что он существует, ни того, что он не существует.

Глагол «существовать», как непереходный, может прилагаться ко всему, что угодно, и в самом деле, существует ли Бог в том же самом смысле, в каком существуют стол, дом, город, вселенная? Между тем «существовать» применительно к Богу следует понимать как переходный глагол, и его действие переходит на нас, всех существующих. Бог существует нас, т.е. делает нас существующими. Бога вообще нельзя понять вне грамматики и метафизики переходности.

Грамматика в теологии едва ли не важнее, чем лексика и толкование словесных значений. Бог — Тот, Кто является субъектом действия «существовать», объектом которого является все остальное, все, что не есть Бог. Поэтому на вопрос Моисея: как назвать мне тебя? как рассказать моим соплеменникам, кто ты? — следует ответ: «Я есмь сущий». Но «сущий» здесь следует понимать в двойном смысле, как непереходный и переходный глагол: существующий сам и делающий так, чтобы все было сущим, чтобы существовало то, что иначе не существует. В языковом смысле, Бог — это субъект глагола «существовать» как переходного. Если бы глагол был только непереходным, Бог ничем не отличался бы от всех существ и вещей в мире, которые именно что существуют, но непереходно, не делая так, чтобы существовали другие. Бог «всесущий», т.е. делающий все сущим.

Обычно действия Бога, определяющие его отношение к человеку, описываются глаголами «творить», «любить», «благословлять», «одаривать», «наказывать», «вести», «спасать»... Все это — переходные глаголы. Бог творит человека, любит его, ведет за собой, спасает. Но в том Существе, которое мы называем Богом, переходными становятся и непереходные глаголы, которые обозначают не акты действия, но их экзистенциальные предпосылки и основания: быть, жить, существовать — кого? Всех людей. Все живые существа. Бог не просто нас творит в начале и спасает в конце (если мы сами того захотим), но он есть действующее начало во всем, что составляет наше существование. Поэтому и можно сказать, что он нас существует.


Епископ Иларион (Алфеев). Этимология слова «Бог»:

Имя, с которым Бог открылся древним евреям, — Yahweh (Яхве) означает «Сущий», имеющий существование, имеющий бытие, оно происходит от глагола hayah — быть, существовать, или скорее от первого лица этого глагола ehieh — «Я есмь». Однако этот глагол имеет динамический смысл: он означает не просто сам по себе факт существования, но некое всегда актуальное бытие, живое и действенное присутствие. Когда Бог говорит Моисею «Я есмь Сущий» (Исх. 3:14), это означает: Я живу, Я здесь, Я рядом с тобой. Вместе с тем это имя подчеркивает превосходство бытия Божьего над бытием всего существующего: это самостоятельное, первичное, вечное бытие, это полнота бытия, которая есть сверхбытие.

Profile

olegpaschenko: (Default)
olegpaschenko

July 2012

S M T W T F S
1 234 5 67
89 10 11121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 04:23 pm
Powered by Dreamwidth Studios